Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Лукавая защита Андрияшкина


   Как и было объявлено на сайте ВАК, 7 февраля 2011 года в диссертационном совете Д 208.072.03 при РГМУ им. Н.И. Пирогова состоялась защита докторской диссертации В.В. Андрияшкина «Современные принципы лечения острых тромбозов в системе нижней полой вены».
    Я, уважаемые читатели, на защите Вячеслава Валентиновича присутствовала и рассказываю вам о ней с некоторым опозданием, так как требовалось время на расшифровку диктофонных записей, сделанных там.
     Исследовательский азарт пересилил все «против» визита на защиту Андрияшкина, и вот я в РГМУ им. Н.И. Пирогова!
Приехала   заранее и минут за 20 до защиты вхожу в знакомую аудиторию №1.
Зал почти пуст, но Виктор Сергеевич Савельев уже занимает своё привычное место.
- Здравствуйте, Виктор Сергеевич!
- Здравствуйте, кивает Виктор Сергеевич и как-то недоуменно хмыкает в ответ, кажется, даже укоризненно покачивает головой.
Со времени моего последнего визита на заседание совета Д 208.072.03, а было это 18 января 2010 года, убранство зала претерпело изменения.
 
 .
Тогда, как вы видите, уважаемые читатели, аудиторию украшал постер  с портретом   Н.И. Пирогова и его знаменитым высказыванием:
«Я бескорыстно посвятил всю свою жизнь служению истине и Отечеству».
Теперь портрет исчез, так как юбилейный год Н.И. Пирогова закончился.
Я занимаю «своё» привычное кресло в третьем ряду слева от прохода и наблюдаю, как подтягиваются члены диссертационного совета и прочая публика.
     Невольно становлюсь свидетельницей  ученой беседы, начавшейся ещё до заседания. Два профессора окружили академика, и один из них куртуазно и громогласно обращается к другому:
- Тебя не трахают, ты не вставай, понятно! - и поясняет, - Это Виктор Сергеевич мной управлять может, но не ты!
Грубовато, но ведь из песни слова не выкинешь! Дальнейшие события на заседании диссертационного совета  Д 208.072.03 при РГМУ позволили мне идентифицировать оратора, им оказался профессор Александр Павлович Эттингер.
Близится начало заседания, и я вижу, что председатель диссертационного совета профессор А.И. Кириенко (на снимке он третий справа) занимает место в зале рядом с академиком РАМН И.И. Затевахиным:
Игорь Иванович необычайно бодр, весел и загорел. Он, то ли выговаривает В.С. Савельеву, то ли ищет у него сочувствия: «Три защиты сегодня! Три!».
А за столом президиума рядом с ученым секретарем совета     Д 208.072.03 профессором М.Ш. Цициашвили в кресле председателя заседания расположился  человек, которого я видела на защитах 14 декабря 2009 г. и 18 января 2010 г.

 
Это именно он 14 декабря 2009 года заподозрил во мне лазутчика: «Те, кто вас прислал, просчитались! Им надо было прислать хотя бы человека с медицинским образованием!"
Позже, после того как диссертант обратился к нему: «Глубокоуважаемый Борис Константинович!», изучив явочный лист, я поняла, что ведет заседание профессор Б.К. Шуркалин.
Всё шло своим чередом, и после традиционных бюрократических манипуляций слово было предоставлено соискателю докторской степени. А затем желающим задать ему вопросы. 
Мой вопрос   В.В. Андрияшкину

     Я, уважаемые читатели, внимательно изучила список работ, опубликованных Вячеславом Валентиновичем по теме диссертации и первые три главы его исследования.
В значительной части работ из этого списка соавтором является Александр Иванович Кириенко. Перечислю, чтобы не быть голословной, номера этих работ в названном списке:
12-21, 26 – 31,
32.    Савельев В.С., Андрияшкин В.В. Острые венозные тромбозы // Глава 37 в учебнике для медицинских вузов в двух томах «Хирургические болезни» под ред. В.С.Савельева, А.И.Кириенко. Москва, ГЭОТАР-Медиа, 2005 г., том 2, с. 227−260.,
 33, 35, 36, 41, 50, 51, 55, 56, 58, 60, 62.
Всего 27, а с учетом №32, где А.И. Кириенко является редактором, получается 28! Ого, 45% списка!
Кроме того, 10 из 15 работ, опубликованных в «ведущих рецензируемых периодических изданиях», увидели свет в журнале «Флебология», главный редактор этого журнала - член.-корр. РАМН А.И. Кириенко.
Но никакого упоминания об А.И. Кириенко в диссертации соискателя В.В. Андрияшкина нет. На странице 18 своей диссертации он пишет:
«Ряд разделов работы выполнен совместно с сотрудниками кафедры факультетской хирургии РГМУ Селивёрстовым Е.И., Соном Д.А., Юминым С.М., и отделений ГКБ №1 им. Н.И. Пирогова: Бычковой Т.В., Джениной О.В. и Лебедевым И.С.».
Но, к примеру, совместно с   Селивёрстовым Е.И., наш соискатель опубликовал всего-навсего тезисы конференции в Самаре (2009). Кстати, А.И. Кириенко и в них числится соавтором. Да ещё статью в журнале «Флебология» (№4,2009).
     Чтобы прояснить ситуацию в соответствующий момент, с разрешения председателя, я сделала следующий вопрос:
«Уважаемый Вячеслав Валентинович!
По теме диссертации Вы опубликовали 62 работы, в 28 из них среди соавторов указан Александр Иванович Кириенко. Это 45% списка!
Означает ли это, что часть разделов диссертационного исследования выполнена Вами совместно с Александром Ивановичем? Мой вопрос возник потому, что на странице 18 [диссертации] Вы перечисляете людей, с которыми получены совместные результаты»...
Договорить мне не дали.
А.П. Эттингер:
- Что Вы там ещё накопали?
Далее, уважаемый профессор, видимо, упустив из виду, что существует на свете  азарт исследователя, выкрикнул в зал предположение о том, что на защиту Андрияшкина меня привела причина сексуального характера.
Мне даже пришлось пожурить его:
- Ну, что Вы говорите, Вы – член ученого совета, ну, что Вы!
Председатель тем временем предоставил слово диссертанту для ответа на мой вопрос.
В.В. Андрияшкин:
- Исследование венозной патологии, показания к оперативному и консервативному лечению в течение многих лет является специализацией клиники факультетской хирургии, все сотрудники которой, включая ассистентов, доцентов, профессоров, академиков, включая Александра Ивановича, принимали в этих исследованиях участие.
Елена С.:
- Подождите, у Вас на 18 странице написано: «Ряд разделов…
Председатель:
 - Минутку-минутку, Вы будете выходить, тогда выступите….. Сейчас надо вопросы задавать.
Елена С.:
- А я и задаю вопрос! Хорошо, я выступлю. Я не получила ответа на свой вопрос.
Председатель:
- Я Вам в двух словах могу ответить, что такие работы большие не делаются индивидуально никогда. Это большая работа, в которой принимает участие много сотрудников…
В.В. Андрияшкин тем временем сел во второй ряд, как раз за И.И Затевахиным, который знает об экспертном совете по хирургии не  понаслышке, и проконсультировался с ним насчет ответа.
Елена С. (председателю):
- Простите, у меня конкретный вопрос.
Председатель:
- Александр Иванович давно имеет докторскую степень, и он в этом участвует…  Вы не первый раз задаёте такие вопросы вам же уже объясняли.
А.П. Эттингер:
- Она подводит к тому, что он [А.И. Кириенко] здесь председатель совета!

Неправда ли, уважаемые читатели, замечательный образчик «ответа по существу»! Я спрашиваю, всего-навсего выполнена  ли часть разделов диссертационного исследования В.В. Андрияшкиным совместно с Александром Ивановичем Кириенко? 
Если да, то почему это не отображено в диссертации? Если нет, то, как Александр Иванович попал в число соавторов такого количества публикаций?
Обсуждение диссертации
Прежде, чем на трибуну вышли оппоненты, профессор М.Ш. Цициашвили скороговоркой сообщил содержание протокола заседания конференции, на которой проходила апробация диссертации. Он сообщил, что соискателю было задано  4 вопроса, и добавил:
- Прочитаю наиболее интересные.
Моё внимание привлек вопрос профессора Гельфанда: " Почему в качестве низкомолекулярного гепарина применялся именно Клексан?"
Давайте запомним, уважаемые читатели, ответ В.В. Андрияшкина, позже он нам понадобится: " Клексан использовался в связи с тем, что он имеет наиболее длительный период полувыведения по сравнению с <…> другими низкомолекулярными гепаринами. И он обладает более выраженным влиянием на [неразборчиво]".
В ожидании своего выхода томится оппонент профессор В.В. Кунгурцев

.
 
Но вот наконец-то!
 Председатель:
- Приступаем к обсуждению диссертации. Первый оппонент профессор Ефименко по уважительной причине отсутствует, но имеется его отзыв. Сейчас ученый секретарь его прочитает.
М.Ш. Цициашвили:
- Я внимательно прочитал отзыв профессора Ефименко. Надо сказать, что отзыв положителен. Читать его целиком нецелесообразно, я хочу просто обратить внимание на некоторые аспекты, которые были выделены в этом отзыве:
"<…>
Работа перегружена большим числом поставленных перед исследователем задач и, в связи с этим огромным объемом проведенных исследований, достаточных для нескольких диссертаций на соискание ученой степени доктора медицинских наук.
<…>"
Ответ диссертанта.
В.В. Андрияшкин:
- Мы пытались минимизировать объем работы, часть материалов мы убрали, но осталось достаточно много… Тема большая, объемная, поэтому вот…так вышло.
Председатель:
Так, следующий официальный оппонент – профессор Кунгурцев Вадим Владимирович. Пожалуйста.
Я не первый раз слушала выступление уважаемого оппонента В.В. Кунгурцева. Всё как обычно: работа выполнена «на большом научном уровне», «научно-квалифициРОВАННАЯ работа», «выполненная под руководством, я считаю, академика Савельева».
Опустим, уважаемые читатели, ответ диссертанта, последовавшее затем выступление оппонента профессора Ю. М. Стойко, ответ диссертанта и этому оппоненту, и перейдем к моему выступлению.
Тем более, что оно имело весьма бурное сопровождение.
(окончание следует)
Елена С.
13 февраля 2011 г. 
  
Моё выступление

     Признаюсь, уважаемые читатели, что отправляясь на заседание диссертационного совета Д 208.072.03 при РГМУ им. Н.И. Пирогова, никаких иллюзий о том, в какой обстановке мне придется выступать, я не питала. А поэтому текст выступления приготовила заранее.
По ходу заседания лишь сделала к нему небольшое предуведомление.  
Елена С.:
- Уважаемые члены диссертационного совета!
Я, человек далекий от медицины, нисколько не подвергаю сомнению достижения Вячеслава Валентиновича медицинские, его открытия, введение в обиход [названий] новых тромбов. И вообще, надо сказать, что его диссертация производит очень положительное впечатление. Видно, что это результат большого труда.   
Но, тем не менее, нужно отметить следующие  вещи.
Только я очень прошу вас [поскольку у меня уже есть некий опыт выступления в этом совете]: пожалуйста, не делайте выкриков, не относящихся к диссертации.
(Далее я привожу заготовленный текст, который я пыталась прочитать и потом передала стенографистке).
«1.  Дословные заимствования из диссертации Е.И. Селивёрстова.
18 января 2010 года в этом же самом уважаемом диссертационном совете состоялась защита кандидатской диссертации Евгения Игоревича Селивёрстова «Лечение острого тромбоза глубоких вен нижних конечностей в амбулаторных условиях» (научный руководитель И.А. Золотухин).
Если бы эта защита состоялась сегодня, 07 февраля 2011 года, а не 18 января 2010, то, оказавшись на этой трибуне, Евгений Игоревич сообщил бы уважаемому диссертационному совету, что целью его «работы явилась разработка и изучение возможностей алгоритма лечения больных с тромбозом глубоких вен нижних конечностей в амбулаторных условиях.
         Задачами исследования стали:   
1.      Определение показаний к амбулаторному лечению больных с тромбозами глубоких вен нижних конечностей.
2.      Разработка принципов ведения больных с острым тромбозом глубоких вен нижних конечностей вне стационара и алгоритм проведения антикоагулянтной терапии.
3.      Оценка эффективности и безопасности антикоагулянтной терапии в амбулаторных условиях в ближайшем и отдаленном периодах.
4.      Изучение качества жизни больных, леченных в амбулаторных условиях.
5.      Фармакоэкономическая оценка лечения больных в стационаре и амбулаторных условиях» (автореферат Е.И. Селивёрстова).
Об этом же идет речь во 2-й и 3-й главах диссертации В.В. Андрияшкина.
Вот, что сообщил бы Е.И. Селивёрстов  о научной новизне своей работы:
«Впервые в нашей стране на большом клиническом материале представлена возможность амбулаторного лечения тромбоза глубоких вен нижних конечностей».
Практически, то же самое пишет в своей диссертации В.В. Андрияшкин, в той части, где речь идет об амбулаторном лечении тромбоза глубоких вен.
Чтобы не утомлять уважаемых членов диссертационного совета перечислением таблиц и страниц из диссертации В.В. Андрияшкина, дословно совпадающих со страницами и таблицами уже защищенной ранее диссертации Е.И. Селивёрстова, я просто прилагаю к своему выступлению примеры указанных дословных совпадений.
Таблица содержит 30 строк. Никаких ссылок на дословные заимствования в диссертации В.В. Андрияшкина нет.
Таблица дословных совпадений.
Е.И. Селивёрстов
«Лечение острого тромбоза глубоких вен нижних конечностей в амбулаторных условиях» (научный руководитель И.А. Золотухин), 2010
В.В. Андрияшкин
«Современные принципы лечения острых тромбозов в системе нижней полой вены»
(научный консультант академик В.С. Савельев), 2011
Стр. 32
Стр.21, начиная с 10-й строки
Стр. 38, табл. №5.
Стр.28, табл.1 (три последних столбца «селиверстова» сведены в один)
Стр. 38, 9 строк снизу
Стр. 29, 8 строк сверху
Стр. 39, рис.1
Стр. 28, рис.1
Стр. 39, рис.2
Стр. 28, рис.2
Стр.40, 6 строк сверху
Стр.29, 7 строк снизу
Стр. 40, рис.3
Стр. 30, рис.3
Стр. 41, рис.4
Стр. 31, рис.4
Стр. 42, табл. №7.
Стр. 31, табл. 2 (два последних столбца сведены в один)
Стр. 44, табл. №8 (часть данных)
Стр. 32, табл. 3
Стр. 44, 4 строки после таблицы №8
Стр. 32, 4 последние строки
Стр.44, 4 последних строки – стр. 45, 5 первых строк
Стр.32, 4 последних строки – 10 строк под таблицей 4.
Стр. 45, табл. №9
Стр. 33, табл. 4
Стр. 46, 2-й абзац
Стр. 34, 2-й абзац
Стр. 47, рис.№7
Стр. 36, рис.5 (за исключением последнего столбца)
Стр. 48, табл. №11
Стр. 37, табл. 5 (за исключением последнего столбца)
Стр. 49, табл. №12 + предшествующее описание
Стр. 38, табл. 6 + предшествующее описание
Стр. 51, рис.9
Стр. 39, рис.6
Стр. 30, табл. №3 (за исключением последнего столбца)
Стр. 73, табл. 19
Стр. 53, табл. №13
Стр. 75, табл. 20
Стр. 53, 4 строки снизу – стр. 54, 5 строк сверху
Стр. 75, 7 строк под таблицей 20
Стр. 55, табл. №14 и предшествующий ей текст
Стр. 76, табл. 21 и предшествующий ей текст
Стр. 58, табл. №16, за исключением последней строки
Стр. 76, табл. 21
Стр. 60, рис.№14
Стр. 52, рис.7 (за исключением последнего столбика)
Стр. 65, табл. №19 (за исключением последнего столбца)
Стр. 77, табл. 23
Стр79, табл. №26 (за исключением двух последних строк)
Стр. 79, табл. 25
Стр84, табл. №27 (за исключением двух последних строк)
Стр. 78, табл. 24
Стр. 87 -90, пункт 6.2 Качество жизни больных в процессе лечения с двумя таблицами.
Стр. 81-83, пункт 3.3 Качество жизни больных в процессе лечения, исключая 1-й абзац
 
Стр. 92, пункт 6.3 Фармакоэкономический анализ 
Стр. 85, пункт 3.4 Фармакоэкономический анализ 
Стр. 96, пункт Выбор режима антикоагулянтной терапии
Стр. 87, пункт 3.5 Определение показаний к амбулаторному лечению больных
Значительные пересечения
 
     Надо отметить, что по техническим причинам из-за того, что библиотека РГМУ выдает для работы только одну диссертацию, я не смогла сравнить диссертацию В.В. Андрияшкина с диссертацией Татьяны Владимировны Бычковой «Диагностика и лечение острого тромбоза бедренной вены», защищенной 08 ноября 2010 года.
Судя по авторефератам, пересечения есть и в этом случае.
Отмечу, что Вячеслав Валентинович неаккуратно обращается со своими соавторами».
Это был первый пункт. Пункт 2. Конфликт интересов  достаточно полно изложен в опусе «Что следует иметь в виду в связи с защитой В.В. Андрияшкина».
Я привела заготовленный текст. А на защите происходило вот что.
На второй минуте выступления меня перебил
Председатель:
- Какие у вас претензии? Не надо зачитывать! – и повторил ещё раз, уже более грозно,
- Какие у вас претензии? Вы зачем вышли?
Елена С.:
- Не надо перебивать. Я и так волнуюсь и не скрываю этого.
Когда выкрики стихли, продолжила:
- Кстати, никаких ссылок на совместную с В.В. Андрияшкиным работу Евгений Игоревич Селивёрстов не делал. Я была на той защите и прекрасно это помню.
Если на кафедре факультетской хирургии считается, что дословно части одной диссертации могут включаться в другую, ну, тогда пусть бы соискатель докторской степени написал: «А дальше я просто пишу то, что уже написал в своей диссертации другой человек год тому назад, давно, то, что члены совета уже слышали ».
Вячеслав Валентинович достаточно неаккуратно обращается со своими соавторами. Если соавтор 45% работ не участвовал в выполнении ряда разделов диссертации, то, как он оказался в соавторах?
2.   Конфликт интересов, о котором в автореферате ничего не сказано
Главы 2 и 3 – гимн препарату «Клексан», который выпускает фармацевтическая компания sanofi   aventis. Дело в том, что сегодня он [В.В. Андрияшкин] ни разу не произнес это торговое название, а использовал название лекарственного вещества – эноксапарин натрия. В диссертации, во 2-й и 3-й главе, там десятки раз – я насчитала 18 или 19 упоминаний препарата Клексан. Причем иные из предложений иначе как рекламой [препарата] назвать нельзя.
Нужно учитывать, что партнерами «Санофи-авентис групп» являются научный консультант диссертанта [В.С. Савельев]   и председатель диссертационного совета А.И. Кириенко. Об этом можно прочитать на сайте Ассоциации флебологов России, об этом сказано в журнале «Флебология». Я прилагаю здесь две первые страницы статьи, авторами которой являются академик Савельев, членкор РАМН Кириенко, доктор медицинских наук Золотухин и кандидат медицинских наук Андрияшкин. Там сказано, что спонсором проекта «Территория безопасности»…
Кто-то из зала:
 - Это не имеет отношения ….
Елена С.:
- Это имеет отношение.
Ведь есть другие препараты, лекарственным веществом которых является вот этот самый эноксапарин натрия.
Нам навязывается какой-то определенный препарат. Почему? То ли он действительно лучше всего? То ли это происходит потому, что спонсором каких-то исследований, в которых участвует и доктор Андрияшкин, является компания, производящая этот препарат?
В.С. Савельев:
- Ну и что? Выводы! Выводы! О чем вы хотели сказать?
Елена С.:
- Я хотела сказать о том, что, если Вячеслав Валентинович пользовался спонсорской поддержкой, компании, производящей Клексан, то он должен указать…
В.С. Савельев:
- Какой спонсорской поддержкой? В чем она выражалась?
Елена С.:
- Я не знаю, Виктор Сергеевич, Вы сами пишете в статье, в журнале «Флебология», о том, что спонсором проекта «Территория безопасности», который посвящен как раз венозным тромбозам является компания    «Санофи-авентис групп». Вот, пожалуйста (в этот момент я размахиваю двумя страницами пресловутой статьи – «Флебология» № 3, 2010, стр. 3 – 8.), я не голословные утверждения делаю.
Из зала:
- Голословные.
Елена С.:
- Уважаемые члены диссертационного совета, я не буду сегодня цитировать ВАКовское Положение о порядке присуждения ученых степеней и призывать вас следовать этому Положению. Это абсолютно бессмысленно. Думаю, объясняется это тем, что каждый из вас в той или иной степени является участником того или иного конфликта интересов.
Спасибо за внимание.
Для чего делал свои вопросы профессор А.П. Эттингер?
Я уж было направилась к своему месту, но не тут-то было!
 
А.П. Эттингер:
- Стоп. Секундочку. А вопрос можно я сделаю?
Елена С.:
- Сегодняшнее заседание посвящено не мне. Поэтому…
А.П. Эттингер:
- Нет, а ваше выступление…
Дело в том, дорогие друзья, что мы присутствуем при вещах, которые очень важны. Вы произнесли, что была спонсорская помощь…
Елена С.:
- Да…
А.П. Эттингер:
- Секундочку! Спонсорская помощь – у вас есть документы на этот счет?
Елена С. (то, что называется, замявшись) :
- А-а-а…
А.П. Эттингер:
-Что Андрияшкин, не а-а-а… - секунду – получал лично от
Елена С.:
Нет.
А.П. Эттингер:
- Нету! Раз.
 Второе, есть ли у вас подтверждения, что прямые заимствования у Андрияшкина?
Елена С.:
- Да, конечно.
А.П. Эттингер:
- Не, да, конечно, а есть или нет?
Елена С.:
-  У меня здесь есть диссертация Селивёрстова, есть [на столе председателя] диссертация Андрияшкина…
А.П. Эттингер:
- Нет, есть ли там, в диссертации, прямые заимствования из другого места?
Елена С.:
- Из диссертации Селивёрстова? Да, есть.
А.П. Эттингер:
- Они являются соавторами?
Елена С.:
- Соавторами диссертации? Наверное, если…
А.П.Эттингер:
Нет, соавторами публикаций являются?
Елена С:
- Тезисов являются,…
А.П. Эттингер:
- Являются, значит, весь ваш пафос ничто.
Раз они соавторы – пафос ничто!
Второе.
Елена С.:
- Извините, пожалуйста, это уже будет третье.
А.П. Эттингер:
- Дальше, Александр Иванович Кириенко у нас уважаемый человек.
Елена С.:
- Я тоже его очень уважаю.
А.П. Эттингер:
- Вы пользуетесь трибуной для того, чтобы его ошельмовать!
Для чего вы сказали о том, что Александр Иванович Кириенко, у него конфликт интересов? Конфликт интересов в юриспруденции, всюду означает одну вещь - что Александр Иванович Кириенко имеет корыстный интерес в чем-то. Какие у вас доказательства этого?
Елена С.:
- Ну, вы знаете…
А.П. Эттингер:
- Не, ну, вы знаете…  Какие у вас доказательства этого.
Елена С.:
- Я могу вам ответить? Чего доказательства?
А.П. Эттингер:
- Прямые, того, что Александр Иванович имел там корыстные интересы.
Елена С.:
- Я хочу ещё раз повторить то, что я произнесла.
А.П. Эттингер:
- Нет! Какие у Вас  доказательства?
Елена С.:
-  Чего?
А.П. Эттингер:
- Того, что Александр Иванович имел там корыстные интересы?
Из зала: (в нужный момент)
- Давайте, про защиту!
А.П. Эттингер:
- Нет-нет, она же выступила об этом!
В.С. Савельев:
- Давайте, о диссертации.
А.И. Кириенко:
- Да, Александр Павлович, давайте про диссертацию.
Председатель (мне):
- Садитесь.
А.П. Эттингер:
- Нет, так всё тут не про диссертацию!
Председатель (мне, как провинившейся школьнице):
- Садитесь.
А.П. Эттингер:
- Всё про то, что человек выходит и начинает нас поливать. У всех корыстные интересы. У меня тоже? Вы меня знаете? Вы вышли и сказали, что все члены совета имеют конфликт интересов.
Елена С.:
- Какой-то конфликт в какой-то степени.
А.П. Эттингер:
- А на основании чего вы это говорите?
Елена С.:
- Давайте, вернемся, я можно по порядку отвечу?
Из зала:
- Не надо! Не надо!
А.П. Эттингер:
- Что сказано, то сказано.
В.С. Савельев:
- Не надо, надоело уже.
А.П. Эттингер:
-За свои слова надо отвечать.
Елена С.:
- Ну, подождите!   Мне были сделаны вопросы.
А.П. Эттингер (перехватив председательские бразды):
- Всё садитесь, всё с вами ясно!
Елена С.:
- Теперь уж нет. Что касается спонсорской поддержки. Вот обложка Материалов третьего международного хиругического конгресса, который происходил в Москве 21-24 февраля 2008 года. Вот обратная сторона. Здесь написано: «Генеральный спонсор -  sanofiaventis»
Из зала:
- Вы возьмите любой конгресс, и везде написано…
Елена С.:
- Я ведь ничего не утверждаю. Я сказала, что если есть какие-то конфликты интересов, то об этом должно быть указано.
Из зала:
- Ой! Давайте диссертанта.
Председатель:
- Диссертант, ответьте.
 
     Несомненно, уважаемые читатели,  наступил момент процитировать «Положение о порядке присуждения ученых степеней»:
«8. Диссертация на соискание ученой степени доктора наук должна быть научно-квалификационной работой, в которой на основании выполненных автором исследований разработаны теоретические положения <…>.
9. <…>Диссертация должна быть написана единолично, содержать совокупность новых научных результатов и положений, выдвигаемых автором для публичной защиты, иметь внутреннее единство и свидетельствовать о личном вкладе автора в науку <…>».
Трудно поверить, что члены диссертационного совета Д 208.072.03 запамятовали Положение!
Но как ловко они подменяют понятия!
Если есть совместные публикации, то и куски диссертации можно позаимствовать? Нет, совместные публикации свидетельствуют о том, что соавторами получены совместные результаты. А текст диссертации должен быть написан единолично, так как она является научно-квалификационной работой!
Диссертант В.В. Андрияшкин  перечисляет персон, с которыми выполнен ряд разделов работы, но не пишет, что часть разделов его диссертации содержат фрагменты чужих диссертаций! А должен бы, если принимать во внимание «Положение»…
И весь пыл профессора А.П. Эттингера был направлен не на выяснение научной истины, а на то, чтобы пошуметь и создать впечатление, будто моё выступление вообще не имеет отношения к защите В.В. Андрияшкина!
Он не скрывал, что ответ мой ему и не нужен: « Всё, садитесь, всё с вами ясно!»
Конечно, уважаемые читатели, шансов на то, что пункт моего выступления, касающийся конфликта интересов, будет благосклонно принят членами диссертационного совета, практически не было.
Я немного отвлекусь от защиты Андрияшкина и приведу  ссылку -
 
это - цитата из доклада «О состоянии лекарственного обеспечения населения в Российской Федерации», подготовленного Формулярным комитетом РАМН и опубликованного в 2009 году.  
Я думала, а вдруг диссертационный совет – это та аудитория, к которой  предложение: «Этические ограничения не действуют в нашей стране, они не понятны большинству лидеров-клиницистов»  не относится?
Увы!
Лукавый ответ В.В. Андрияшкина
Мне должен был дать ответ и диссертант.
В.В. Андрияшкин:
- В ряде случаев мы указывали в скобках  после химического незапатентованного названия эноксапарин натрия Клексан по той простой причине, что именно эноксапарин натрия этого производителя был закуплен департаментом здравоохранения Москвы, и имелся в больничной аптеке. Мы не видим в этом каких-то особенностей по той причине, что эноксапарин натрия производят разные производители. Есть эноксапарин натрия, который производят на Украине, есть эноксапарин натрия, который производят в Индии.  Есть эноксапарин натрия под названием фленокс, гемапаксан, [неразборчиво] и т.д.
Между тем любой хирург, кардиолог, анестезиолог знает, что очень часто препарат, имеющий одинаковую химическую формулу и произведенный в Женеве или в пригороде Калькутты, обладает разными биологическими свойствами. Поэтому мы сочли необходимым указывать, какого производителя эксапарин натрия был в нашем распоряжении. Был бы другой, может быть, мы использовали бы другой эноксапарин натрия!
Как простой пациентке я могу вам привести бытовой пример. Вода из Москва реки и вода из артезианской скважины имеет одинаковую формулу, но они оказывают разное биологическое действие. Это связано со степенью очистки, левовращающими, правовращающими изомерами и массой деталей о которой очень хорошо знают фармакологи.
Что касается Евгения Игоревича  [Селиверстова]и Татьяны Владимировны[Бычковой].
Я с большим удовольствием занимался с ними совместными исследованиями, результаты их опубликованы в ряде печатных работ и доложены на республиканских конференциях.. К сожалению, формат журнальной статьи он не позволяет опубликовать весь материал, часть из этого материала, к сожалению, выпадает либо будет опубликован, уже принят к печати.
Что же касается моей благодарности в тексте диссертации Александру Ивановичу, то это, безусловно, моя тяжелая вина, и, я, пользуясь случаем, приношу глубочайшую благодарность Александру Ивановичу за помощь, поддержку и неоценимую консультативную помощь. Спасибо.
(Аплодисменты в зале)
Комментарии к столь пространной тираде, уважаемые читатели, я разобью на пункты.
1.   Помните ответ нашего диссертанта на вопрос профессора Гельфанда, сделанный на предзащите, о том, почему в исследованиях использовался именно Клексан?
Правильно, он ответил, что использование Клексана связано с характеристиками препарата.
А на защите В.В. Андрияшкин утверждает уже, что во многом это дело случая, так как «именно эноксапарин натрия этого производителя был закуплен департаментом здравоохранения Москвы, и имелся в больничной аптеке», а «был бы другой, может быть, мы использовали бы другой эноксапарин натрия!».
Но ведь больничную аптеку уместно упоминать только в связи со стационарными больными. Те, кто проходил лечение амбулаторно, покупали Клексан сами. Это и есть одно из достижений и Селивёрстова, и Андрияшкина – экономическая выгода для зравоохранения…
Получается, где-то Вячеслав Валентинович слукавил. Либо отвечая профессору Гельфанду, либо мне…
На страницах 43 – 66 диссертации Вячеслава Валентиновича только один раз - на стр. 43 - употребляется сочетание слов «низкомолекулярный гепарин эноксапарин натрия (Клексан). Далее 17 раз употребляется торговое название Клексан безо всякого упоминания лекарственного вещества.
В качестве примера рекламного высказывания можно привести предложение со страницы 62 диссертации: «При использовании Клексана легочной эмболии не было».
Что касается пассажа диссертанта о том, что есть эноксапарин натрия, производимый на Украине, есть производимый в Индии, то, надеюсь, он знает, что упоминаемый им Гемапаксан производит компания Italfarmaco, адрес которой приводит нас в Милан. 
   2.  Не сходятся концы с концами в той части ответа В.В. Андрияшкина, которая начинается словами: «Что касается Евгения Игоревича  [Селиверстова] и Татьяны Владимировны [Бычковой]».
Каково! Он «с большим удовольствием занимался с ними совместными исследованиями»! Но что-то встречного удовольствия названные персоны в своих диссертациях не высказали!
К тому же, в их диссертациях научным руководителем назван И.А. Золотухин. Он-то участвовал в этих совместных исследованиях, иль нет? Из ответа это не ясно.
Если участвовал, то почему об этом ни слова в диссертации В.В. Андрияшкина? А если не участвовал, то откуда взялись у Вячеслава Валентиновича совместные с И.А. Золотухиным статьи, их 7, и все они опубликованы по теме диссертации в рецензируемом периодическом издании из ВАКовского Перечня – журнале «Флебология».
А ведь согласно «Положению» именно «основные научные результаты докторской диссертации должны быть опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях».
Или взять С.Г. Леонтьева. Он соавтор 12-ти статей, включенных В.В. Андрияшкиным  в список работ, опубликованных по теме диссертации, 10 из этих статей опубликованы в журналах из ВАКовского Перечня.
Значит и он соавтор основных результатов диссертации В.В. Андрияшкина? А где об этом сказано?
3.   Ну, а пассаж в ответе Андрияшкина, касающийся А.И. Кириенко, прокомментировал
 
Председатель:
- Личное дело диссертанта, кому говорить спасибо, а кому нет…
Елена С.:
- Несомненно.
Председатель:
- [Диссертант] Забыл сказать.
 
Просто бесплатный цирк! Забыл соавтора 45%  публикаций по теме диссертации и всё тут!
Но это был ещё не конец дискуссии. Слово попросил
А.И. Кириенко:
- Я могу пояснить просто о конфликте интересов. Два слова хочу сказать.
В.С. Савельев:
- Не надо!
А.И. Кириенко:
- Для сведения ученого совета. Мы проводим, завершается сейчас работа,    крупный такой проект при спонсорской помощи компании
sanofi aventis. Он не касается темы диссертации. Эта работа посвящена профилактике, не лечению, а профилактике. Вот, если бы в диссертации шла речь о лечении венозного тромбоза, то ….
[видимо, уважаемый Александр Иванович Кириенко оговорился – в диссертации В.В. Андрияшкина речь идет именно о лечении – Елена С.]. И этот проект был уже начат, практически тогда, когда работа Вячеслава Валентиновича была завершена. 
     Перед голосованием было ещё благодарственное слово диссертанта, вполне традиционное для такого случая и поэтому не заслуживающее нашего внимания.
Запрос из Яндекса
     В заключение, уважаемые читатели, хочу рассказать вам, какие бывают удивительные совпадения.
На следующий день после обсуждаемой нами защиты кто-то пришел на сайт «Дуремар АФР» из Яндекса по весьма пространному запросу:
«Как показывает опыт грубые отступления от правил оформления диссертаций и от правил их защиты могут быть инициированы руководством диссертационного совета».
Я подумала, пожалуй, с этим не поспоришь. Только в нашем случае всё начинается с кафедры - кафедры факультетской хирургии РГМУ им. Н.И. Пирогова.
Согласитесь, трудно представить себе, что вот так, без разрешения руководства, что называется, с бухты барахты, взял Вячеслав Валентинович  да и включил в свою диссертацию фрагменты диссертации Е.И. Селивёрстова. Или уговорил, к примеру, И.А. Золотухина и С.Г.Леонтьева стать соавторами его публикаций!
Такие решения принимаются наверху! Ведь если бы что-то в деле защиты зависело от уважаемого Вячеслава Валентиновича лично, то он давно мог бы стать доктором медицинских наук.  И безо всяких заимствований, не исключаю, что и без многих из соавторов публикаций по теме диссертации.
Стоит прислушаться к оппоненту профессору Ефименко:
«Работа [Андрияшкина] перегружена большим числом поставленных перед исследователем задач и, в связи с этим огромным объемом проведенных исследований, достаточных для нескольких диссертаций на соискание ученой степени доктора медицинских наук». 
Судя по жизнеописанию соискателя В.В. Андрияшкина на сайте его родной кафедры, ему за 50. У него в активе главы, пусть и в соавторстве, в нескольких солидных монографиях!
Кто же и зачем перегружал его  «большим числом поставленных задач»?  
Тот, кому выгодно, чтобы каждый в отдельности член кафедры  был безликим винтиком в длинной череде соавторов.  
Но, уважаемые читатели, я отвлеклась от защиты. Вас, наверное, интересуют результаты голосования? Всё стандартно.
На заседании присутствовал 21 член совета. «За» проголосовал, как вы, уважаемые читатели, понимаете, 21.
Кстати, грубое отступление от правил защиты диссертации, инициированное  руководством диссертационного совета
Д 208.072.03, я видела своими глазами на заседании 7 февраля 2011 года ( на следующей защите).
Видите, как проходит тайное голосование? 

 
Самое забавное даже не в том, что это голосование не является тайным, а в том, что оно проходит в разгар выступления.
Видите,


обсуждение диссертации ещё не закончено, на трибуне оратор, а В.С. Савельев уже опускает в урну свой бюллетень! 
 
Елена С.
 20 февраля 2011 г.
 
 
 
 
 
 
  


© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft