Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Плюс Сигваризация всей страны, или

Умозаключение простой пациентки

 

Из-за суеты, возникшей в начале октября после уничтожения сайта «Дуремар АФР», я, мои благосклонные читатели, не рассказала вам о части сентябрьского исследования простой пациентки, касающегося, скажем так, сотрудничества Ассоциации флебологов России с компанией Ganzoni, производящей компрессионный трикотаж “Sigvaris”. А ведь его результаты могут быть кому-то интересны.

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

     Компрессионный трикотаж МЕДИ не сходит последнее время со страниц этого сайта. В той или иной мере ему посвящены мои опусы:

«MEDI и SIGVARIS, или вероломство господина Артха»,

«Снова компрессионный трикотаж medi, или Ужель та самая Татьяна?»,

«Исследование простой пациентки, или Ещё одно письмо профессору А.И.Кириенко»,

«Неупущенная выгода Исполнительного директора Ассоциации флебологов России»,

«Редуты ЦЕНТРА ФЛЕБОЛОГИИ и МЕДИ РУС»,

«Рискованно иметь дело с МЕДИ РУС».

Краткое содержание этих сочинений. Основной целью ООО «МЕДИ РУС», поставляющего на российский рынок компрессионный трикотаж medi, является извлечение прибыли. Благоприятным в достижении этой цели является то обстоятельство, что генеральный директор ООО «МЕДИ РУС» - А.А.Ларионов является в то же самое время Руководителем ЗАО «Центр Флебологии», «специализированной клиники по лечению и профилактике варикозной болезни».

То есть, всё в одних руках и назначение компрессионного трикотажа доверчивым пациентам, и торговое обслуживание этих же самых пациентов, стремительно превращающихся в клиентов. Такое устройство бизнеса А.А. Ларионова приветствует как Ассоциация флебологов России в целом, членом которой он является за какие-то особые заслуги  вопреки правилам приёма в эту общественную организацию , так и лично её Исполнительный директор.

При этом, благоволение Ассоциации флебологов России к компрессионному трикотажу medi не оформлено, так сказать, официально.

А вот "Sigvaris” на главной странице сайта Ассоциации флебологов России назван в числе партнёров. Его рекламный проспект украшает надпись, не оставляющая места сомнениям пациентов:

«Ассоциация флебологов России рекомендует «СИГВАРИС»!

Должны же быть причины, по которым это происходит.

1. ООО «Венозная клиника «Профессионал»

     Вы, уважаемые читатели помните, что именно в этой клинике работают Исполнительный секретарь Ассоциации флебологов России В.Ю. Богачев, член (правда, нелегитимный) Исполнительного совета этой общественной организации  И.А. Золотухин, активист Ассоциации А.Н. Кузнецов.

Меня давно занимал вопрос: а кому принадлежит эта клиника?

Вот отрывок ( ранее не опубликованный) моего апрельского (2007года) интервью с В.Ю. Богачевым.

Елена С.: Вадим Юрьевич, я знаю, кто руководитель Центра Флебологии. А кто владелец «Профессионала»?

Вадим Богачев: Если я ничего не путаю, там часть принадлежит институту нейрохирургии им. Бурденко, вернее, не самому институту нейрохирургии, а так называемому бизнес-центру этого института. Они свои свободные площади сдают разным некоммерческим структурам. Часть акций у частного лица.

Елена С.: Каких акций? Это же общество с ограниченной ответственностью.

Вадим Богачев: Ну, часть, доля, у человека, который никакого отношения к медицине не имеет. То есть, просто он согласился профинансировать на определённом этапе эту структуру. Он вообще занимается другим.

Елена С.: То есть, вы идёте работать в «Профессионал», не зная, кому он принадлежит?

Вадим Богачев: Ну, почему, я знаю, кому это принадлежит, но просто, эти имена-фамилии вам ничего не скажут.

Елена С.: Понятно.

Вадим Богачев: То есть, я туда был приглашен работать на определённых условиях, которые для меня вполне выгодны, но условия, которые, скажем, для меня вполне выгодны, но условия, которые никоим образом не ущемляют, скажем так, интересы пациентов. То есть, одно из моих условий было, причем, был период, когда я ругался с начальством, что не будет никогда разведения пациента на деньги, что не будет халтурной работы, потому что халтурная работа она рано или поздно ударит по имиджу специалиста. И если вдруг эта структура прекратит своё существование, а ко мне, или к сотрудникам прилипнет слава рвачей и разводил, потом работать тяжело будет. Но это позволило выйти на вполне приличный уровень и работать вполне профессионально.

Как видите, тогда мой вопрос остался без ответа.

Но 17 сентября с.г. мне в руки попала выписка из ЕГРЮЛ, касающаяся ООО «Венозная клиника «Профессионал». Из неё мне стало кое-что известно.

Учредителями-физическими лицами ООО "Венозная клиника «Профессионал» являются:

  1. Инаури Георгий Алексеевич,
  2. Голант Юрий Анатольевич,
  3. Иванишвили Лиана Отаровна.
  4. Уставный капитал – 15000 руб. внесён учредителями в соотношении 1:1:2.

    Генеральный директор – Клейменова Антонина Васильевна. Виды заявленной деятельности вполне стандартны для коммерческого медицинского учреждения.

    2. Письмо В.Ю. Богачеву

    Фамилии, учредителей ООО «Профессионал» абсолютно ни о чем мне не говорили.

    В интернете удалось найти только сведения о Лиане Отаровне Иванишвили. Вот это да! Оказывается, она – директор представительства фирмы “Ganzoni” в Москве. Той самой “Ganzoni”, которая производит компрессионный трикотаж “Sigvaris”.

    Я отправила письмо В.Ю. Богачеву:

    Не получив ответа, я, спустя несколько дней, позвонила в представительство ГАНЦОНИ, чтобы поговорить с самой Лианой Отаровной.

  5. Звонок в ГАНЦОНИ - СИГВАРИС.
  6. Я позвонила в представительство GANZONI в Москве и попросила Лиану Отаровну.

    Телефонная барышня замялась, но потом ответила, что соединит меня с другой сотрудницей представительства. Другой сотрудницей оказалась Марина Владимировна, офис-менеджер. На мою просьбу соединить меня с главой представительства Лианой Отаровной Иванишвили она вначале спросила, из какой я фирмы. Я ответила, что мой звонок частный, просто хотела задать несколько вопросов. Марина Владимировна поинтересовалась, что за вопросы я хотела задать Лиане Отаровне?

    Вот наш разговор.

    Елена С.: Центр Флебологии, руководимый А.А. Ларионовым назначает пациентам компрессионный трикотаж medi, а ООО МЕДИ РУС, возглавляемое тем же самым Ларионовым, им торгует. Я хотела разобраться. Может быть, что-то подобное и у СИГВАРИСА происходит?

    Марина Владимировна: СИГВАРИС не имеет флебологических центров. Если у нас спрашивают, куда обращаться на консультацию, в первую очередь мы, как правило, отправляем в Первую Градскую клиническую больницу, где есть консультативно-диагностический центр, где ведутся бесплатные консультации. Это давно работающий центр. Людям советуем обращаться туда. Если у людей есть возможность пройти платную консультацию, то они могут обращаться в любой платный флебологический центр. Своих центров у нас никаких нет.

    Елена С.: Вы связаны как-то с магазинами, которые торгуют компрессионным трикотажем «Сигварис»?

    Марина Владимировна: Ну, а как же? Мы же поставляем компрессионный трикотаж в магазины!

    Елена С.: Понятно. «Сигварис» владеет этими торговыми точками, или это какая-то другая структура?

    Марина Владимировна: Не владеем.

    Елена С.: Я была сама года три назад в магазине на Покровке, в салоне красоты «Валентина». Сейчас этого магазина уже нет. И там принимал флеболог Антон Брюшков.

    Марина Владимировна: Да, мы привлекаем врачей. Понимаете, некоторые люди приходят не по направлению врача с рецептом, с указанием диагноза, чтобы можно было правильную степень компрессии подобрать, а приходят просто где-то услышав, узнав. Поскольку-поскольку «флебология» у нас вообще не так-то давно и слово это стало известно. И поэтому, да, мы сотрудничаем с какими-то врачами, предлагаем сотрудничество, чтобы они проводили именно бесплатные консультации. Но это консультация, если вы были на ней – это чисто визуальная консультация, чтобы врач смог хотя бы пациенту объяснить. Если там какой-то не тяжёлый, не критический случай, то можно и после визуальной консультации назначить степень компрессии. Если врач видит, что что-то более серьёзное, то нужно пройти дополнительное обследование, типа там доплеросканирования, то, пожалуйста, пациенту предлагался любой центр….

    Елена С.: Мне давали визитку, на которой было написано, что Сигварис рекомендует обратиться в клинику «Профессионал».

    Марина Владимировна: Сотрудничаем мы с такой клиникой тоже.

    Елена С.: А вот эти все врачи, которые принимают в магазинах Сигварис, указанных на сайте, для пациента они бесплатны, но вы же оплачиваете их работу.

    Это медицинская деятельность получается. А лицензия на эту медицинскую деятельность есть?

    Марина Владимировна: Это вам у них нужно спросить. В данном случае вы мне вопрос не по адресу задаёте. С каждым салоном, наверное, существует какая-то договорённость. Это – не наша сеть салонов. Наше дело поставить продукцию, а как салон организует работу, его дело.

    Елена С.: Но вы на сайте своём называете их адреса, значит, какое-то отношение вы к ним имеете?

    Марина Владимировна: Конечно, имеем, если мы туда поставляем продукцию.

    Елена С.: То есть, это просто договор, или …

    Марина Владимировна: Как обычно поставляется продукция? Возьмите, какой-нибудь элементарно Лианозовский молочный завод. Поставляет он в различные магазины. То есть, мы – дистрибьюторы по России.

    Елена С.: Понятно, то есть, просто торговая сеть организована кем-то другим.

    Марина Владимировна: Это не сеть. Если вы обратите внимание, то там даже цены несетевые. Они в различных магазинах разнятся.

    Елена С.: Да, разнятся.

    Марина Владимировна: Конечно, в определённых пределах… Каких-то сильных колебаний нет, но тем не менее. Вы знаете, наверное, что в сетевых магазинах всегда цены стоят на одном уровне. Пока у нас сети нет. Было бы хорошо, если бы она была.

    Елена С.: А почему же её нет? Вы в этом смысле проигрываете Меди.

    Я была в июле на Черепковской. Там есть аптечный пункт, где торгуют трикотажем «Сигварис».

    Марина Владимировна: Да, аптека там. Черепковская – это кардиоцентр.

    Елена С.: Да, там сидит вполне любезная сотрудница.Я сказала, что мне нужны гольфы, хлопок. Она сказала, сколько стоит товар, сняла мерки, а потом сообщила, что у неё этого товара нет. А где есть? Неизвестно.

    Марина Владимировна: Знаете, у нас сейчас просто, в данный момент небольшая проблема была с поставкой товара. Такое бывает. Просто груз был задержан на таможне. Не наш груз, а целиком, как шел грузовик … Такое случается. Какой-то груз проверяют, и мы попали в это число. У нас произошла одна поставка с большой задержкой. Из-за этого в салонах оказалось недостаточное количество товара вот конкретно на конец августа, сентябрь месяц. Это будет всё исправлено, на этой неделе товар будет в салоны во все поставлен. Мы сделали дополнительный заказ. Мы понимали, что любая задержка она вызовет недоразумения, тем более, сейчас осень и уже активно потребители обращаются.

    Елена С.: Ясно. У меня вопрос о Лиане Отаровне возник потому, что она числится одним из учредителей ООО «Венозная клиника «Профессионал».

    Марина Владимировна: Она не работает у нас больше.

    Елена С.: Но работала же в то время, когда учреждалась эта клиника.

    Марина Владимировна: Позвоните в «Профессионал».

    Елена С.: А где работает Лиана Отаровна сейчас?

    Марина Владимировна: Не знаю.

    Елена С.: Понятно. Спасибо. Если будут ещё какие-то вопросы, можно я вам позвоню?

    Марина Владимировна: Пожалуйста. До свидания.

  7. Звонок в ООО "Венозная клиника «Профессионал".
  8. Мне ничего другого не оставалось сделать, как внять совету офис-менеджера «Сигвариса» и позвонить генеральному директору ООО Венозная клиника «Профессионал» Антонине Васильевне Клейменовой. С первого раза застать её не удалось. Наш разговор состоялся в понедельник, 24 сентября. Он оказался весьма коротким. Антонина Васильевна сообщила мне, что Лиана Отаровна Иванишвили отошла от дел и сейчас на пенсии. На мою просьбу дать какие-либо её координаты было отвечено отказом.

    • - Вы, что же, не знаете номера её телефона? – спросила я.
    • - Знаю. Но как я могу дать вам её телефон? – ответила Антонина Васильевна.

      Антонина Васильевна сообщила неожиданную для меня информацию: оказывается, она является генеральным директором не только «Профессионала», но и «1-й ЖЕНСКОЙ ВЕНОЗНОЙ КЛИНИКИ».

      6. ООО «1-ая ЖЕНСКАЯ ВЕНОЗНАЯ КЛИНИКА»

      Новость, сообщённая мне Антониной Васильевной Клейменовой, заставила меня взглянуть на выписку из ЕГРЮЛ о «1-й ЖЕНСКОЙ ВЕНОЗНОЙ КЛИНИКЕ».

      Учредители – физические лица:

      1. Голант Юрий Анатольевич,
      2. Самойлова Татьяна Евгеньевна,
      3. Чигогидзе Анна Николаевна,
      4. Богачев Вадим Юрьевич.

      Уставный капитал 25000 руб. внесен учредителями в размерах 6250 : 8750 : 5000 : 5000.

      Генеральный директор - Клейменова Антонина Васильевна.

      Заявленные виды деятельности практически те же, что и у ООО «Профессионал».

      Прочитав эту выписку, я снова написала В.Ю. Богачеву:

      На сей раз лаконичный ответ последовал незамедлительно (публикуется с разрешения автора):

      Елена С.

      18 ноября 2007г.

      ( продолжение следует)

      7. Ассоциация флебологов России как суперкоммивояжер компрессионного трикотажа.

      Получается, мои высокочтимые читатели, что конструкция, которая сооружена для распространения на российском рынке компрессионного трикотажа, проста и надёжна. Её бесперебойное функционирование обеспечивает Ассоциация флебологов России.

      С участием фирмы ГАНЦОНИ – СИГВАРИС создаются клиники для функционеров Ассоциации. Они ведь люди почтенные и благонамеренные. Им не к лицу сшибать проценты от выписанных пациентам рецептов на компрессионный трикотаж! Тем более, они отработают любые вложения, так как количество врачей, которым они несут правду о компрессионном трикотаже на семинарах, на конференциях, в статьях, значительно превосходит число их собственных пациентов.

      Ларионовские ООО МЕДИ РУС и ЦЕНТР ФЛЕБОЛОГИИ могут использовать какие угодно приемы для обмана пациентов – пока их деятельность приносит доход, Ассоциация флебологов России будет лелеять Анатолия Анатольевича, и лепить из него образ «всамделишного флеболога»!

               - Ещё бы! Сколько врачей на деньги торговцев компрессионным трикотажем смогло пройти обучение!              Сколько               семинаров они провели! – скажет мне кто-нибудь из функционеров Ассоциации.

              - Очень жаль, - отвечу я на это, - что профессионалы, зарабатывающие свою репутацию долгие годы, не понимают,                                             или только делают вид, что не понимают, что это лишь маркетинговый ход…

      Замечательно, что врачи имеют возможность поучаствовать в каком-нибудь семинаре. Но не надо забывать при этом, что деньги торговцам компрессионным трикотажем приносит пациент. И хотя бы за это его, пациента, нужно уважать. В том смысле, что не обманывать.

       

      8. Что могла бы сделать Ассоциация флебологов для пациентов, покупающих компрессионный трикотаж.

      Нет-нет, я не стану сейчас снова говорить о налогооблагаемой базе и о страховом покрытии компрессионного трикотажа. Такую безуспешную попытку я уже предпринимала.

      Я выскажу простую просьбу. Но боюсь, что и к ней общественная организация Ассоциация флебологов России вряд ли готова: « Сделайте что-нибудь, чтобы пресечь недобросовестную рекламу компрессионного трикотажа».

      Смотрите, какую трансформацию претерпевает на пути к потребителю компрессионного трикотажа тезис академика В.С. Савельева:

      «Каким бы способом мы не решили воспользоваться для лечения хронической венозной недостаточности, в первую очередь следует обеспечить оптимальную компрессию пораженной конечности. При этом наложение эластического бандажа можно без преувеличения назвать искусством, научить которому пациента обязан медик. Проведение компрессионного лечения существенно упрощается при использовании современного медицинского трикотажа с распределённым уровнем давления». («Настоящее и будущее флебологии», 2002)

      Заметим, что слов о medi и «Сигварисе» здесь нет и в помине!

      Работа суперкоммивояжеров впереди.

      Далее, 2005 год, статья «Современная компрессионная терапия заболеваний вен». Авторский коллектив:

      А.И. Кириенко, И.А. Золотухин, А.В. Каралкин, С.Г. Гаврилов:

      «Весьма удобным для пациентов вариантом являются специализированные магазины и салоны, предлагающие весь возможный ассортимент компрессионных изделий».

      Был ли кто-нибудь из авторов статьи хоть в одном ларионовском «салоне»?

      Да и многие «салоны», в которых торгуют «Сигварисом», тоже впечатляют!

      Далее пламенные слова: «…на наш взгляд, в ориентировании пациента на покупку определённой марки компрессионного трикотажа ничего предосудительного с деонтологической точки зрения нет, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ».

      Не удивлюсь, если в скором времени появится «Злободневная деонтология» этих же авторов! Часть текста, полного академизма, туда можно взять прямо из названной статьи:

      «…Sigvaris, трикотаж с мировым именем. <…> гольфы и колготы Medi (Германия), которые характеризует неизменно отличное качество».

      Теперь, наконец, возьмём рекламные буклеты, прославляющие medi и Sigvaris.

      Елена С.

      19 ноября.

      (продолжение следует)

       

      То, что

      заявлено со всей прямотой.

      Это, очевидно, означает, что Ассоциация приложила руку к содержимому буклетов, рекламирующих продукцию фирмы GANZONI.

      Жаль, что читатели этих буклетов не имеют информации о том, кто именно сочинил эти ошеломляющие фразы?

      «Сигварис» - лучшее средство профилактики и ЛЕЧЕНИЯ венозных заболеваний».

      Найдётся ли беременная женщина, которая, увидев эту картинку, не побежит покупать колготы «Сигварис»:

      А кто даёт столь громкие гарантии? Кто по ним отвечает? Сомневаюсь, что фирма «ГАНЦОНИ» или Ассоциация флебологов России…

      То, что авторский коллектив, трудившийся над буклетами, не многочисленный, свидетельствуют повторы в страшилках для покупателей.

      Эта – из буклета для будущих мам:

      А эта из «базового» буклета:

      Точно такая же табличка сопровождает и листовку «Лечебная физкультура при хронической венозной недостаточности». Но помимо таблички, предупреждающей варикозных физкультурников о подстерегающей их тромбоэмболии лёгочной артерии, им сообщают дополнительно:

      Добившиеся благорасположения Ассоциации флебологов России торговцы трикотажем medi Ларионов & К тоже не лыком шиты. Они знают, как увеличить число покупателей:

      Чем всё это отличается от рекламы какой-нибудь биологически активной добавки, в которой обещан эффект после первого применения!

      Елена С.

      21 ноября 2007г.

      (окончание следует)

       

      9. Как? Расскажите. «Я не буду выписывать это! Дайте мне другой рецепт, с которого я ничего не получу»?

       

      Помимо недобросовестной рекламы компрессионного трикотажа есть ещё нечто, на что могла бы, будь на то желание, повлиять Ассоциация флебологов России.

       

      Это – оплата пациентом процедуры назначения компрессионного трикотажа. Причем, платит пациент не врачу, что было бы естественно, а торговцам компрессионным трикотажем. А уж они потом откатывают доктору!

       

      Я приведу отрывок  из одного флебологического интервью (пока не опубликованного), который свидетельствует, что подобное положение дел считается врачами вполне естественным.

       

      Елена С.: Я считаю, может быть, я ошибаюсь, что медицинский бизнес – он бизнес, но он должен иметь какие-то особенности и какой-то этический уклон…

      Если люди торгуют компрессионным трикотажем,  

       

      Собеседник: Это же не медицинский бизнес, это – чулочный бизнес.

       

      Елена С.: Подождите, … Может я, чего-то не понимаю?

       

      Собеседник: В моём понимании – медицинский бизнес – это совсем другое.

       

      Елена С.: Любой торговец должен стремиться к тому, чтобы по максимуму продать. Но чтобы ему по максимуму продать, он должен обманывать. Даже тому, кому не нужен трикотаж, он всё равно будет его навязывать.

       

      Собеседник: А кому не нужен трикотаж?

       

      Елена С.: Ну, мало ли, пациент пришел на консультацию, и выяснилось, что у него нет флебологических проблем.

       

      Собеседник: Вот кто-то идёт по улице. Спина болит, дождь моросит. Увидел там, в грязи, в лужице, лежит или одна копейка, или две одной монеткой. Будет он наклоняться и подбирать?

       

      Елена С.: Если бы эти проценты…

       

      Собеседник: У вас представление такое, что врач с этого что-то такое серьёзное получает, по- моему,…

       

      Елена С.: А зачем он тогда вообще получает. Ведь это явление уже приобрело такие масштабы…

       

      Собеседник: В этом я с вами соглашусь. Наверное, это было нужно в период раскрутки трикотажа. Но то, что это используется как система зарабатывания денег, это – преувеличение.

       

      Елена С.: Я считаю, что пациент не должен платить дважды. Разве назначение трикотажа – некая отдельная услуга? А если бы для врачей, как вы говорите, эти «компрессионные» проценты не имели бы значения…

       

      Собеседник: Ну, вот это – медицинский бизнес, или немедицинский бизнес? Я бы всё-таки сказал, что это – немедицинский бизнес, потому что врач этим достойных денег не зарабатывает. Это бизнес, но, в смысле как, это – составляющая, необходимая для продвижения продукта вот этого чулочного дальше. Аналогичная ситуация по очень многим таблеткам идёт, даже не связанными с флебологией. К сожалению, это – наша жизнь!

       

      Елена С.: Так если бы врачи от этого отказались, то всё это быстро бы зачахло.

       

      Собеседник: А почему врач должен от этого отказываться? Врач не должен от этого отказываться, потому что компрессионная терапия – это…

       

      Елена С.: Нет, не от компрессионной терапии, а от «компрессионных» процентов.

       

      Собеседник: Ну, это как-то революционно.

       

      Елена С.: Что значит, революционно? Разве это всегда существовало? Разве «откатные» проценты за рецепт врач всегда получал от фирмы-производителя?

       

      Собеседник: Нет. Но с момента, когда такого сорта фирмы стали наш рынок заполонять, это как-то пошло.

       

      Елена С.: Так получается, что революция  в сознании врача именно тогда и свершилась?

       

      Собеседник: А годы тогда, какие были? Помните, когда врачи этим стали заниматься?

       

      Елена С.: Но сейчас, наверное, уже другие годы?

       

      Собеседник: Да. Но отказываться то от этого кто должен?

       

      Елена С.: Врачи.

       

      Собеседник: Как? Расскажите. «Я не буду выписывать это! Дайте мне другой рецепт, с которого я ничего не получу!»? Нет проблем. Если есть такая услуга, я готов. Я не считаю, например, для себя это заработком, когда я выписываю этот рецепт. Достаточно часто я просто отдаю рецепт, указываю, какую степень компрессии нужно. Потому что на этом рецепте указаны адреса, телефоны аптек.

       

       

      10. Флебологическая мимикрия, или  Неутешительное умозаключение простой пациентки.

       

      Основной вывод, который можно сделать – общественная Ассоциация флебологов России напрямую связана с чулочным бизнесом торговцев компрессионным трикотажем medi  и “Sigvaris”.

       

      Исполнительный директор Ассоциации членкор РАМН А.И. Кириенко всячески поддерживает словом и делом ООО «МЕДИ РУС», его младшие коллеги  профессор В.Ю. Богачев и  доцент И.А. Золотухин «приникли» к “Сигварису”.

       

      Впрочем, я тороплюсь с выводами. Если вспомнить, что среди учредителей ООО “Гильдия флебологов” числятся и эти самые младшие коллеги, то получается, что они везде успели.

       

      То есть, торговцы, чья основная цель – извлечение прибыли и общественная медицинская организация – эти ветви срослись.

       

      Поведение торговцев компрессионным трикотажем более честное по отношению к пациенту. Они не скрывают, что их основная цель - извлечение прибыли. Для достижения этой цели они, как и любой, кто занимается торговлей, пускаются во все тяжкие: агрессивная реклама, маскировка товара под чудодейственное лечебное средство, подкуп  общественных медицинских организаций в целом и их функционеров в отдельности.

       

      Но ведь общественная организация Ассоциация флебологов России не провозглашает своей целью извлечение прибыли! Напротив, в её Уставе есть слова о правовых гарантиях пациентов. Но это только слова…

       

      На деле же Ассоциация сама пользуется приёмами торговцев, которые её подпитывают. Посмотрите на беспардонную рекламу, заполнившую форум сайта phlebo-union.ru Ассоциации флебологов России. Я об этом уже писала неоднократно. Сейчас приведу лишь один образчик, пусть он и не имеет отношения к компрессионному трикотажу.

       

      Вот что советует пациенту, уж не знаю, настоящему или мнимому, предпринять  Золотухин Игорь 12 авг. 2007 для поиска флеболога в Казахстане:

       

      «Еще такой вариант - звоните в представительство компании "Сервье" в Казахстане по тел. <…> и <…>, просите соединить с менеджером по препарату Детралекс и обращаетесь к нему с вопросом, где в Алма-Ате можно обратиться к флебологу. Этот вариант будет, пожалуй, самым быстрым».

       

      То есть, это только иллюзия, что флеболог прописывает нужные пилюли, на самом деле торговцы пилюлями прописывают пациенту "правильного" флеболога!

       

      Так и с  компрессионным трикотажем. Торговцы навязывают функционерам Асоциации флебологов России линию поведения, а не наоборот! Именно поэтому так беден в России рынок компрессионного трикотажа. Ассоциации  для собственных нужд достаточно  и тех двух фирм, которые они успешно раскручивают! А до нужд пациентов этой Ассоциации дела нет, она ведь не является "Лигой защиты прав пациентов"!

       

      Впрочем, я, кажется, обещала не писать длинных писем…

       

      Елена С.

       

      25 ноября 2007г.

       

       

       

       

     



    © 2006—2011 «Дуремар АФР»
    Создание сайтов — веб-студия ITSoft