Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Сергей Сапелкин: Если называться флебологом, то поле деятельности сужается.

 

     27 июня 2009 года, по прошествии двух лет с момента моего  интервью с Сергеем Викторовичем Сапелкиным, я снова оказалась в отделении хирургии сосудов  института им. А.В.Вишневского. Знакомая дверь с номером 926.

Что привело меня сюда? Это станет понятно с первых слов нашей с доктором Сапелкиным беседы. 

 

Елена С.: Сергей Викторович, я время от времени заглядываю на сайт ВАКа. Как-то видела там объявление, что в начале марта с.г., если мне память не изменяет, 5-го числа, у Вас должна была состояться защита докторской диссертации. Я на несколько месяцев отвлеклась от этой самой флебологической тематики. И не уследила того момента, когда Вас где-то поздравляли, где-то оповещали, что у Вас была защита докторской диссертации. Состоялась она?

Сергей Сапелкин: Состоялась, да. Но на три недели позже того срока, который вы назвали - 26 марта.

Елена С.: А, то есть, в марте всё-таки была?

Сергей Сапелкин: Да, вместо начала марта в конец марта была перенесена.

Елена С.: Я Вас поздравляю!

Сергей Сапелкин: Спасибо.

Елена С.: (смеётся) Скоро здесь появится  в коридоре дверь с табличкой соответствующей... 

Сергей Сапелкин: (смеется) Нет, нет, никакой таблички не будет. Это я вам обещаю. Такая табличка  - "Научные сотрудники" она и останется.  

Елена С.:  (смеется) Да?

Сергей Сапелкин: Конечно, зачем нам лишние какие-то кабинеты...

Елена С.: Да-да-да, действительно. Вот я вижу автореферат вашей диссертации "Оптимизация  диагностической и лечебной тактики  у больных с ангиодисплазиями". Это имеет отношение к флебологии?

Сергей Сапелкин: Косвенное. Косвенное, потому что одна из причин, редких причин венозной недостаточности являются врожденные заболевания вен.  И в диссертации, и в нашей с профессором Даном книге есть небольшие разделы по этой проблеме ..

Елена С.: А ангиодисплазии - это врожденные заболевания вен?

Сергей Сапелкин: Врожденные заболевания различных сосудов. И артерий, и вен.

Елена С.: Сосудов. Понятно, то есть, это может быть, в том числе и вена.

Сергей Сапелкин:  Это очень широкая такая, полиморфная категория пациентов. Каждый из них имеет уникальную картину поражения и, соответственно, тактика лечения при этом сугубо индивидуальная.

Елена С.: Заглядывая в журнал "Флебология", видела, что Вы там член редколлегии, что у Вас в этом издании достаточно регулярно появляются статьи. Я, честно говоря, предполагаю, что Вы дрейфуете в сторону флебологии, хотя ещё два года назад решительно заявили мне, что Вы не считаете себя флебологом. 

Сергей Сапелкин: Я считаю себя и сейчас, и тогда считал сосудистым хирургом.

Елена С.: Ну, флебология - это замечательная отрасль... Сосудистый хирург - это дело такое серьёзное, сложное...

Сергей Сапелкин: Я же вам в первом интервью уже  говорил, что, если называться флебологом, то поле деятельности сужается (смеётся)...

Елена С.: Вот как!

Сергей Сапелкин: Конечно. А у нас контингент больных очень широкий по своим нозоологиям.

Елена С.: Много работы сейчас?

Сергей Сапелкин: Работы очень много, учитывая то, что одно отделение хирургии сосудов наше  даёт практически 60% всех плановых операций института. Одно отделение!

Елена С.: А плановые операции - это ... Вот я когда-то пыталась разобраться, но до сих пор не понимаю. Когда-то ваш институт хирургии имени А.В. Вишневского принадлежал РАМН. До сих пор на нем есть такая вывеска. Но потом статус изменился?

Сергей Сапелкин: Он ушел из академии медицинских наук. Ушел в созданное наскоро агентство Росмедтехнологий , которое просуществовало, может быть, от силы полтора-два года, и потом было ликвидировано.

Елена С.: И что же теперь?

Сергей Сапелкин: Ну, сейчас просто мы называемся институт хирургии им.

А.В. Вишневского   Без указания принадлежности к академиям и агентствам.

Елена С.: А операции по квотам? Это всё сохранилось?

Сергей Сапелкин: Да. Сохранилось и сейчас приобрело более удобные для пациентов формы.

Елена С.: Неужели?

Сергей Сапелкин: “Электронные квоты” уже вместо ...

Елена С.: О-о-о! (смеётся)

Сергей Сапелкин: (продолжает) существуют (смеётся).

Елена С.: А, то есть, можно зайти на сайт института и...

Сергей Сапелкин: Мы получаем квоты по электронной почте, грубо говоря. 

Елена С.: Здорово!

Сергей Сапелкин: То есть, по интернету осуществляется связь с Минсоцздравразвития. Пациент, отвозя туда документы, и сдав их, может спокойно дожидаться звонка от нас, потому что обратно документы и квоты привозить не надо. Они придут к нам в разрешительном виде по электронной почте.

Елена С.: Понятно. Значит, если я подумываю о флебологической операции, то ...

Сергей Сапелкин: Нет, нет...

Елена С.: Подождите, правильно я понимаю, что могу придти  к Вам на прием в поликлинику института Вишневского. Вы мне скажете: "Вам показана операция. Получите квоту". Я зайду на некий сайт, там написано: "Присылайте документы". Присылаю документы и получаю квоту.

Много ли по квотам идет флебологических операций?

Сергей Сапелкин: Практически ноль. Потому что, флебология - это чаще всего флебэктомия. Чаще всего флебэктомии - это те операции, которые могут выполняться в любых городских медицинских учреждениях, и фактически они не идут по разряду  высокотехнологичных видов оперативных вмешательств.

Елена С.: Как же так? Я из самых разных источников почерпнула, что передовая флебология сегодня - это высокотехнологичные методы.

Сергей Сапелкин: Но, есть реальность, и есть возможности Минздрава. То есть, Минздрав не готов обеспечить  такие высокотехнологичные виды медицинской помощи, в частности, например, по флебологии с применением новых инновационных методик (например, лазерная коагуляция, радиочастотная аблация, склеротерапия) по учреждениям федерального подчинения. Абсолютной большинство вмешательств при варикозной болезни  - это различные варианты флебэктомий. Хотя в реестре высокотехнологичных видов медицинской есть и небольшие разделы, касающиеся пластики глубоких вен, которые  можно выполнить при наличии направления - квоты. Но эти операции (пластика клапанов) единичны, они должны выполняться по очень строгим показаниям и они не будут пользоваться массовостью для того, чтобы наладить их поток во многих учреждениях.

Елена С.: Хорошо, могу ли я, зная, что институт Вишневского - известное, солидное учреждение, обратиться сюда за флебологической помощью платно? В поликлинику? Она ведь есть.

Сергей Сапелкин: Платной помощи мы не оказываем. А первичный прием начинается с поликлиники.

Елена С.: И это мы уже с Вами, впрочем, обсуждали.

Сергей Сапелкин: Реально мы можем обеспечить  бесплатную помощь, она пойдет по бюджету. При этом не потребуется никаких направлений и  квот из Минздрава.

Елена С.: Я просто приду в поликлинику, Вы скажете: "Вам показана операция"...

Сергей Сапелкин: Да, но мы не можем гарантировать быструю госпитализацию. Если пациент готов ждать какого-то удобного для института времени, то мы прооперируем. А на первый план у нас всё-таки выступают высокотехнологичные виды вмешательств, которые чаще всего  все же выполняются на артериальных сосудах.

Елена С.: А Вы, вот, сколько флебэктомий сделали за этот год?

Сергей Сапелкин: Здесь, в институте?

Елена С.: Да, здесь в институте им. А.В. Вишневского.

Сергей Сапелкин: В институте, где-то может быть, около 30.

Елена С.: Ну, за шесть месяцев это неплохо

Сергей Сапелкин: Сейчас количество их уменьшилось.

Елена С.:  Уменьшилось?

Сергей Сапелкин: В основном они выполняются в выходные дни.

Елена С.: Да?

Сергей Сапелкин: В субботу, в воскресенье, в праздничные дни.  Пациенты, как правило, сотрудники, родственники сотрудников и т.п.

Елена С.: А в смысле технологий? Это какая-то передовая помощь оказывается?

Сергей Сапелкин: Да, конечно. На самом серьёзном уровне. У нас есть все возможности проведения и малоинвазивных вмешательств, например, лазерная коагуляция,  но там где это показано.   Проблема вся в операционных. Было бы больше операционных у нас, мы бы могли на базе нашего отделения наладить  работу по этому направлению и в обычные,не выходные дни, врачей у нас вполне достаточно. Нужны дополнительные операционные. Нашему отделению двух операционных, которые выделяют, не хватает.

Елена С.: Понятно.

Сергей Сапелкин: Одна артериальная реконструкция может занимать 6-7 часов. Соответственно, ни о каких дополнительных вмешательствах в этот день уже речи быть не может.

Елена С.: Хорошо, а Вы...

Сергей Сапелкин: В планах руководства, есть идеи, организовать помощь на базе стационара одного дня. Но пока это...

Елена С.: То есть, в институте Вишневского нет стационара одного дня?

Сергей Сапелкин: Нет, конечно. Обязательна госпитализация хотя бы на на несколько дней . И даже , если  мы можем прооперировать и выписать человека по медицинским показаниям за один день, то всё равно, с учетом того, что стационар одного дня отсутствует, человек должен как минимум три койко-дня потерять на этой госпитализации.

Елена С.: То есть, у вас нет стационара одного дня. Вот это новость!

Сергей Сапелкин: К сожалению, его нет. Хотя совсем давно, в 60- х гг. прошлого века, институт отрабатывал схему работы такого стационара.

Елена С.: Да...  А как с этой пресловутой склеротерапией? Она ведь, получается, не может быть у вас в институте Вишневского сделана пациенту?

Сергей Сапелкин: Да, институт действительно занимается хирургическими методами лечения. И склеротерапия пока не является каким-то приоритетным направлением. Может быть, она будет организована в дальнейшем на базе поликлиники. Когда, не знаю, но в проекте развития института есть направление  расширения спектра оказания амбулаторной хирургической помощи.

Елена С.: И тогда у пациентов будет шанс на склеротерапию в институте Вишневского...

Сергей Сапелкин: Сейчас официально мы амбулаторно эту процедуру - склеротерапию не делаем. Мы можем её выполнять только стационарным пациентам. Все препараты у нас есть, все лицензии на это есть, но это должны быть именно госпитализированные стационарные пациенты. Больные, например, с варикозной болезнью или с венозными формами ангиодисплазий.

Елена С.: Подождите, склеротерапия - не хирургический метод, но, если я попаду к вам в отделение...

Сергей Сапелкин: Вы можете быть госпитализированы на хирургическое вмешательство, но попутно мы сможем сделать и склеротерапию.

Елена С.: На одной ноге, к примеру,...

Сергей Сапелкин: На одной ноге прооперировать, здесь же или на другой ноге выполнить склеротерапию.

Елена С.: Понятно. По крайней мере, это официально.

Сергей Сапелкин: Да. Все препараты приобретает институт, они есть в  аптеке. Опять же, для пациента это не стоит ни копейки.

Елена С.: Получается, что все препятствия к этому, они исключительно...

Сергей Сапелкин: Организационные.

Елена С.: Я бы сказала, что бюрократические. Скажите, а продолжаете ли Вы вести приём в поликлинике №5 Управделами Президента на Плющихе?

Сергей Сапелкин: Конечно.

Елена С.: А там сколько Вы за эти полгода сделали флебэктомий?

Сергей Сапелкин: Столько же, сколько и в институте Вишневского.

Елена С.: Столько же? С учетом того, что Вы там приём ведёте, по-моему, раз в неделю ...

Сергей Сапелкин: Да, один раз в неделю обязательный приём, но могу приезжать туда и в другие дни, если возникает необходимость.

Елена С.: Получается, что там интенсивность труда у Вас выше. На флебологическом поприще, я имею в виду.

Сергей Сапелкин: Может, быть. Если вас интересует флебологический аспект, то вы, может быть, и правы. Но институт для меня всегда важнее.

Елена С.: Здесь, в институте Вы каждый день должны работать, а там по остаточному принципу... А в этой поликлинике №5 Управделами Президента стационар одного дня есть?

Сергей Сапелкин: Конечно. Там этот стационар одного дня  функционирует в течение 9 лет. С хорошо отлаженной  организационной структурой.

Елена С.: А здесь, наверное, нет стационара одного дня, потому, что считается, что это не очень серьёзно, и...

Сергей Сапелкин: Конечно, большая хирургия требует больших затрат, больших вложений и показательных операций. А то, что может быть сделано массово  -грыжи, вены -  должно смещаться в сторону...

Елена С.: Коммерческую?

Сергей Сапелкин: Нет, почему, я не говорю о коммерции.  В сторону клинико-диагностических центров, поликлиник, где могут организовываться эти структуры по оказанию амбулаторной хирургической помощи. И в Москве сейчас много примеров подобных организаций. Взять  хотя бы 53 городскую больницу, 15 городскую больницу, клинико-диагностические центры на их базе, и, соответственно, амбулаторно-хирургические центры. 

Елена С.: Понятно. А что касается лично Вас, то у больных есть возможность попасть к Вам и сюда, в институт Вишневского, для получения какой-то помощи флебологической, и в поликлинику №5 Управделами Президента.

А сколько стоит там, в поликлинике флебэктомия? 

Сергей Сапелкин: Разброс цен от 17000 рублей до 25000 тысяч рублей.

Елена С.: По сравнению с другими клиниками это не так и дорого...

Сергей Сапелкин: Ну, ещё раз говорю, что это стационар одного дня. Человек поступил, прооперировался, выписался. Всё. Каких либо затрат, связанных с госпитализацией , здесь нет .

Елена С.: Цена, которую Вы назвали, включает всё? И анестезию, и так далее...

Сергей Сапелкин: Да, конечно.

Елена С.: Ну, что ж, я знаю,  что Вы сегодня очень заняты, поэтому буду закругляться. Я очень рада, Сергей Викторович, что Вы профессионально растете, и рада, что, наконец, дошла до Вас, чтобы поздравить с защитой докторской диссертации. Спасибо за интервью.

 

P.S.  Конечно же, во время нашей беседы я сделала несколько снимков. Но они ни в какое сравнение не идут вот с этим от 26 марта 2009 года из архива моего собеседника -

Сергей Викторович Сапелкин направляется на защиту. Обратите, уважаемые читатели, внимание на настроение диссертанта!

Елена С.

13 июля 2009 г.

 



© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft