Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 

Пастораль

А.Поуп ПАСТОРАЛИ

ВТОРАЯ ПАСТОРАЛЬ,
ИЛИ АЛЕКСИС
                                                 доктору Гарту

                   Овец курчавых по траве росистой
                   Алексис гнал вдоль Темзы серебристой.
                   Шурша листвой, зеленая ольха
                   Прохладой овевала пастуха.
                   Гляделся с грустью он в поток зеркальный,
                   И вскоре замер говор волн печальный,
                   Когда на участь горькую пастух
                   Стал со слезами жаловаться вслух.
                   А стадо бессловесное овечье
                   Являло состраданье человечье.
                   И слезы у наяд, ручьев жилиц,
                   Лились при блеске Зевсовых зарниц.

                   Для юной Музы критик не суровый,
                   Вплети мой плющ ты в свой венок лавровый.
                   Недуг сердец неопытных, мой врач,
                   Тебе зато не вылечить, хоть плачь!
                   Спасет от Феба лиственная крона,
                   Увы, защиты нет от Купидона!
                   Я зря взываю к тишине лесной:
                   Лишь Эхо разговор ведет со мной.
                   Когда моей избранницы бездушье
                   Терзает сердце бедное пастушье,
                   Свидетели немые тайных мук -
                   Прозрачный ключ и густолистый бук.
                   Ее гордыня и бесчеловечье
                   С природы добротой в противоречье.
                   И овцам белорунным свет немил:
                   Их мучит зной, меня - любовный пыл.
                   Сжигает буйный Сириус посевы,
                   Но зимний хлад объемлет сердце девы.
                   Неся любви неразделенной груз,
                   В каких краях искать беглянок - Муз?
                   Не там ли ваш святой приют, богини,
                   Где Кем иль Айсис льются по долине?

                   Смотрелся я в прозрачный водоем.
                   Играл румянец на лице моем.
                   Зато теперь, отвергнутый, печальный,
                   Я больше не гляжусь в ручей хрустальный.

                   Пастух злосчастный, ведал ты в лесу
                   Любое зелье, пьющее росу.
                   Но, сердце излечить свое не в силах,
                   По крайности лечи овечек хилых!
                   Пускай другой проворный молодец
                   Сноровистей меня стрижет овец
                   И славится уменьем холить стадо.
                   Мне в этом деле первенства не надо.
                   О, если б Аполлон, пастуший бог,
                   Чело обвить мне лаврами помог!

                   - Я имя Розалинды нес по свету.
                   Возьми, - промолвил Колин, - дудку эту!
                   И отдал мне свою свирель, но в ней
                   Жила печаль его последних дней.
                   И нимфа Эхо повторяла в чаще
                   То имя, что хранил тростник звучащий.
                   Теперь висит на дереве свирель:
                   Презрела ты ее простую трель.
                   Но, будь я птицей пленной, пел бы кряду
                   Весь день - и поцелуй имел в награду!

                   Мой стих лесным твореньям по нутру.
                   Сатиры пляшут под мою игру.
                   Своим искусством козлоногий блещет,
                   И Пан его стараньям рукоплещет.
                   А нимфы, покидая влажный грот,
                   Подносят мне плоды и в сотах мед.
                   Наяды, выйдя из кустов прибрежных,
                   В ладонях держат горлиц белоснежных.
                   Влюбленных нимф я берегу дары
                   Для их обворожительной сестры.
                   А пастухи весь мир благоуханный
                   Вплели в гирлянду для моей желанной,
                   И нет на свете прелести иной,
                   Чем та, что я увидел в ней одной.

                   Покинув олимпийские чертоги,
                   Элизиум в лесах находят боги.
                   Венера и Адонис для забав
                   Нередко избирали тень дубрав.
                   А к девственной охотнице Диане
                   Ласкались в чащах заповедных лани.

                   О нимфа, молчаливый час любви
                   Присутствием своим благослови!
                   Тот мирный час, когда, устав от жара,
                   С холмов спустилась на ночлег отара,
                   И пастухи овец пригнали в хлев,
                   Благослови, о лучшая из дев!

                   Меж тем  колосья золотой пшеницы
                   В душистые венки вплетают жницы
                   И на простор полей нисходит мгла.
                   Звучит Церере в сумерки хвала.

                   От века змей не видя в нашей роще,
                   Змея-Любовь, твоей не знал я мощи!
                   Поит нектаром пчел багряный куст.
                   Мне сладок лишь нектар любимых уст!

                   О нимфа! Приведи тебя наитье
                   В твое давно забытое укрытье,
                   Где моет мхи, прозрачен и певуч,
                   В зеленой полутьме звенящий ключ.
                   Любимая, тебя, в тени древесной,
                   Зефир дарит прохладою чудесной.
                   Где легкая твоя пройдет стопа,
                   Цветов пурпурных там полна тропа.
                   Будь я - Алфей, была б ты Аретуза!
                   Твой блеск воспеть мне помогла бы Муза,
                   Чтоб отклик звонкий птичьих голосов
                   Тебя благословлял в тиши лесов.
                   Пусть эхом вторят им холмы и гроты

                   И Геликона горние высоты.
                   О сладкопевная, тебе одной
                   Под силу спор с Орфеевой струной!
                   Твой голос, упоительно звучащий,
                   Пуститься в пляс дубы заставит в чаще.
                   Стремнины стихнут бурные окрест,
                   Вершины гор сойдут с привычных мест.
                   Летящий со скалы поток отвесный
                   Мгновенно смолкнет, слыша звук небесный,
                   И, став подобьем каменных громад,
                   Замрет громокипящий водопад.

                   Меж тем коровы, ручейка журчаньем
                   Привлечены, спешат к нему с мычаньем.
                   Избавившись от зноя, овцы пьют.
                   Прохлады полон их ночной приют.
                   О боги! Нет ли от любви лекарства,
                   Чтоб оградить нас от ее коварства?
                   Лучей багрянец в океан клоня,
                   Их остудило там светило дня.
                   Я днем пылал, а ночью пламень лютый
                   Был нестерпимей с каждою минутой!

1704.



© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft

Warning: Unknown: write failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct () in Unknown on line 0