Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Дежурный бульдог

     «Тогда Алиса велела коту остаться караулить, а сама побежала в ближайшее полицейское отделение.

 

     Там, в накуренной комнате, за столом, закапанным чернилами, густо храпел дежурный бульдог».

 

А.Н.Толстой «Золотой ключик».

 

     Да, если бы недавнее уничтожение сайта «Дуремар АФР» было единственной напастью, то в нашем клубе, объединяющем энтузиастов-буратиноведов, об этом происшествии уже забыли бы! Сайт- то почти восстановлен!

 

     Но, беда не приходит одна. Злоумышленник, уничтоживший сайт, проник также, причём  весьма хитроумно, в наш иклубный почтовый ящик, сменил в нём пароль и тем самым лишил клуб средства коммуникации!

 

Ликвидация последствий этого шага потребовала экстренных усилий и тем самым отвлекла нас от работы по подготовке торжественных мероприятий, посвященных важному событию - сайту «Дуремар АФР» некоторое время тому назад исполнился год!

 

Пятничное заседание клуба по плану должно было быть посвящено обсуждению пилотного номера журнала «Флебология Розетки», а вместо этого в силу последних событий  превратилось в  диспут «Кто виноват и что делать?». Вначале спорили о том, кто виноват в уничтожении сайта, вернее, как сейчас говорят, кто его «заказал»?

 

Одни указывали на А., Б., и В. Другие возражали, что нельзя не заметить заинтересованности в этом  Г., Д. и Е. Третьи вполне справедливо указывали на то, что Ж., и  З., несомненно, потирают руки от удовольствия! Были и  увереные в том, что свершившееся – дело рук К. и Л.!

 

     Страсти накалились до предела и, когда в случившемся обвинили Я., мне пришлось по праву Исполнительного секретаря  закрыть дискуссию!

 

Зато насчет того, нужно ли предпринять ответ на происки преступников какие-то шаги, члены клуба были единодушны: буратиноведению нанесён материальный ущерб, а также моральный урон. Поэтому было решено: клубу следует обратиться в правоохранительные органы.

 

Я, понимая сомнительность этой идеи, не мог противостоять воле клуба и позвонил в  милицию.

 

Решиться на этот шаг меня заставило ещё и то, что почтовая служба Яндекса в ответ на просьбу  сообщить клубу ip-адрес взломщика нашего почтового ящика, ответила, что может сделать это только по запросу из милиции.

 

Итак, я позвонил в милицию, рассказал о приключившемся с нашими сайтом и и почтовым ящиком, и спросил, где можно оставить заявление об этом. Мне ответили, что непосредственно в отделении милиции и назвали адрес. Дело в том, что ближайшее к клубу о/м недавно было закрыто, и мне пришлось отправиться в Главное Отделение Милиции нашего района. В конце рабочего дня посетителей у окошка  дежурного не было.  Впрочем, и самого дежурного у окошка не было. В глубине просторного помещения  сидели боком  к посетителям, а лицом к компьютерам два человека в форме.

 

Подождав немного,  я вежливо спросил:

 

-         Простите, к кому можно обратиться?

Никакого  не то, что ответа, а даже реакции не последовало. Из какого-то соседнего помещения доносились звуки дружеской беседы сотрудников щедро сдобренной ненормативной лексикой. Я повторил попытку:

 

-         Простите, я недавно звонил насчет заявления о компьютерном преступлении…

 

В это время один из сотрудников в форме, ближайший ко мне, ковыряя в носу, посмотрел на меня удивленно. Возможно, он собирался что-то ответить мне, но зазвонил телефон. Он поговорил по телефону и занялся своими делами.

 

Я снова спросил:

 

-         Я звонил и мне ответили, что здесь можно оставить заявление.

-         А что у вас случилось? – спросил милиционер.

          

Я снова рассказал про уничтожение сайта и взлом почтового ящика.

 

-         Вот бланк, - протянул мне милиционер лист бумаги, - заполняйте.

        

Я присел к столу, достал свой любимый чернильный Parker и начал заполнять бланк заявления  на имя начальника о/м. Я успел написать только, что я – Савелий Дорофееев и указать адрес клуба, как услышыл довольно угрожающее:

 

-         Кто тут в уголовный розыск заявление пишет?

 

Я поднял голову и увидел молодого человека с усталым лицом в светлом деформированном свитере и джинсах.

 

-         Кто в уголовный розыск заявление пишет? – снова спросил молодой человек уже более миролюбиво.

 

Никто кроме меня ничего не писал и поэтому я ответил молодому человеку:

 

-         Наверное, я.

-         А что случилось?

 

Снова рассказываю , что стряслось в клубе, а в ответ слышу:

 

-         Подождите, не пишите.

-         Почему? Разве это не уголовное преступление, за которое предусмотрен срок до 5 лет лишения свободы? – спросил я.

-         Уголовное, но мы никого не найдём. Вы же не понесли материального ущерба!- ответил молодой человек, который представился как Максим.

-         Как же не понесли? Понесли. А несанкционированное проникновение в почтовый ящик? Тайну переписки никто не отменял. – не соглашался я с Максимом.

-         Ну, это максимум - 2 года условно… Но мы никого не найдём, - настаивал он. – Подождите, не пишите пока. Я пойду проконсультируюсь.

         

Максим ушел, а я продолжил писать своё заявление. К тому моменту, когда он вернулся, я написал почти половину.

 

-         Хорошо, вы напИшете заявление. Мы же вас будем каждый день на допросы вызывать. Вы хотите парализовать работу клуба? Вам делами заниматься будет некогда, - обрисовал мне радужную перспективу Максим.

 

-         Какое-то время назад у меня украли в общественном месте портфель. Я оставил заявление в милиции, но меня ни разу никуда не вызывали. Портфель тоже не нашли, - изо всех сил сопротивлялся я. – А потом нам нужен запрос для Яндекса.

 

-         Подождите, я сейчас приду. Не пишите пока ничего, - в очередной раз сказал Максим и ушел.

          

Я тем временем закончил писать своё заявление.

 

Вернулся Максим и сказал:

 

-         Поймите, вы напишите заявление, мы никого не найдём. Зачем нам ещё один висяк? – Теперь Максим пытался разбудить во мне жалость.

 

-         Но совершено преступление. Я знаю, что его трудно раскрыть, но, может, стоит попробовать? – парировал я.

 

-         Конечно, плохо, что сайт ваш клубный снесли, но я хакеров уважаю. Они много полезного делают! – признался Максим.

 

-         Например? – удивленно спросил я.

 

-         Программы всякие пишут. Я этим занимался, - разоткровенничался Максим.

 

-         Я с вами не согласен. И хочу напомнить, что нам нужен ещё запрос в Яндекс, который невозможен без возбуждения дела, - перешел я в атаку.

 

-         А какой там был обратный адрес, у письма, с которого всё началось? – спросил мой собеседник.

 

-         Вот, - протянул я бумажку с адресом Максиму.

 

-         Так, подождите, я сейчас вам этот ip узнаю, а вы не пишите ничего, - сказал Максим и ушел.

        

Я тем временем перечитал своё заявление и поставил во всех нужных местах подписи. Вернулся Максим и протянул мне мой листок:

 

-         Вот здесь ip, это где-то в районе Ярославского шоссе.

 

Мне неудобно было спросить у Максима, есть ли гарантии в достоверности его информации, и поэтому я попросил лишь дать мне номер его телефона.

 

Максим пишет свой номер, я сообщаю, что насчет заявления посоветуюсь с общественностью клуба, а также с нашими юристами и удаляюсь восвояси.

 

В клубе первым делом показываю ip «от Максима» нашему программисту Паше.

 

-         Не похоже, что бы это было Ярославское шоссе, - говорит Паша, ударяя по клаве. – Ну, конечно, это – Япония, - смеётся он.

Остаётся выяснить, принадлежит ли Максиму записанный его рукой номер телефона?

 

Завтра в клубе «Дуремар АФР» пройдут юридические консультации и внеочередное собрание действительных  членов. Надо что-то решать с заявлением.

 

 

Исполнительный секретарь клуба «Дуремар АФР»  Савелий Дорофеев.

 

7 октября 2007 года.

 

 



© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft