Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Василий Подшибякин
Я к Сопилкину пойду, пусть меня обслужит!

 
Василий Подшибякин Прохору Нехвораеву привет!
 
     Не думай, что забыл я, дружище Прохор, о твоей нелюбви к газетам. Частенько вспоминаю, как с чувством ты декламировал мне знаменитое:
«Глотатели пустот,
Читатели газет!
 
Газет — читай: клевет,
Газет — читай: растрат.
Что ни столбец — навет,
Что ни абзац — отврат…»
 
А я вот частенько заглядываю, то в одну, то в другую газетку – без этого в моей работе никак!
 
Вот и недавно - купил «Московский комсомолец» №85 от 21 апреля 2011. 

На самом видном месте коллаж: фото улыбающегося человека в траурной рамке, на фоне въезжающей в ворота с надписью «ИНСТИТУТ ХИРУРГИИ имени А.В. Вишневского» машины  скорой помощи.
 
Леденящий душу анонс статьи – «Регионального политика отказались лечить в Москве: он умер на пороге федерального медицинского учреждения».
 
О каком медучреждении пойдет речь, понятно с первых слов: «Участники драмы — политик из провинции, член партии “Справедливая Россия” Максим Головизнин и сотрудники НИИ хирургии имени Вишневского». 
Пробежал глазами тезисы газетного материала, один из них выглядел вполне обнадеживающе:
 
 
 и переместился поскорее на страницу 3, где собственно и изложена вся   драма.
 
Там, Прохор, понять что-либо трудно. 

Друзья покойного рассказывают, как привезли они потерявшего сознания Максима в НИИ Вишневского. «Однако у входа в лечебницу мужчины с умирающим товарищем на руках натолкнулись на стену непонимания со стороны охраны». В институт их не пустили, через некоторое время подъехал «наряд неотложки, который зафиксировал смерть Головизнина<…>».
 
Но, в «НИИ Вишневского уверяют, что все было несколько по-другому.
- К нам привезли бездыханное тело» - заявил один из сотрудников администрации института.
 
Но меня, Прохор, в этой статейке заинтересовал не спор о том, когда и где и умер политик, а та её часть, которая озаглавлена «Охранники исправились за сутки»:
 
 
 
Да и тебя бы, думаю, заинтересовала, если б ты прочитал зачин: «Вчера корреспондент «МК» попробовала повторить последний путь Максима».  
Тут нужна отвага – «повторить последний путь» не всякий решится, но мы, Прохор, работники пера, такие – ради нескольких строчек в «МК» на любой риск пойдем!
 
Под одной из фотографий написано: «Вчера захворавшего репортера «МК» обслужили в НИИ, несмотря на то, что он был с «улицы».
Но это - неправда. Оказывается, корреспондент просто сказалась больной. Это был розыгрыш.
 
Прохор, как-то длинно и сбивчиво я пересказываю. Ты лучше сам прочитай заинтересовавший меня кусок:
 
«Вчера корреспондент “МК” попробовала повторить последний путь Максима. Ссылаясь на гипогликемию (смертельно опасное падение сахара в крови у диабетиков), я подошла к охраннику НИИ, который закрывал ворота. Охранник сначала резко сделал замечание, что сюда нельзя, но, услышав, что мне плохо, пообещал вызвать врача и посоветовал пройти на проходную.
 
На проходной толпились журналисты с камерами. Какой-то молодой врач в белом халате весело разговаривал с одним из посетителей. На меня никто не обращал внимания. Только грустная женщина на проходной вяло поинтересовалась: вам плохо? Услышав, что да и что скоро подойдет врач, потеряла ко мне интерес. Сидела я довольно долго, минут 15. Если бы у меня действительно был приступ гипогликемии, я бы уже впала в кому. В это время мной никто не интересовался, только охранники несколько раз переспрашивали мою фамилию, имя, отчество.
 
Наконец появился доктор Сергей Сопилкин. Он оказался внимательным: поинтересовался моим состоянием, померил пульс, вежливо спросил: поможет ли мне горячий чай с сахаром? Я ответила, что скорее всего да, и врач опять надолго ушел. Минут через 10—15 Сергей Викторович вернулся с чашкой горячего чая в руках. Он внимательно наблюдал за моим состоянием, отмечая признаки улучшения состояния, принес вторую чашку и находился со мной столько, сколько было нужно».
 
 
 У меня, Прохор, возникло несколько вопросов к доктору Сергею Сопилкину. Представь себе, он любезно согласился ответить на них!
 
Интервью, которое я записал буквально вчера, представляю на твой суд.
 
Подшибякин: Доктор, почему вы заставили так долго ждать себя – целых 15 минут?
 
Сопилкин:  Я был в операционной. Анестезиологи свою работу с пациентом закончили, и мы с коллегами уже приступили к выделению нужной артерии.
И вдруг новость – на проходной больная с приступом гипогликемии! 
Надо оказать помощь!!! Срочно!!!
 
Подшибякин: И Вам поручили оказать помощь? А у Вас есть сертификат  эндокринолога?
 
Сопилкин: Ну, мы хирурги, умеем всё! А насчет сертификата. У меня в ординаторской висит свидетельство об участии в однодневном семинаре «Чай с сахаром в рационе больных сахарным диабетом». Один иностранный специалист проводил.  Было дело.
 
Подшибякин: Но это же ответственность какая – один неверный шаг и больная впадет в кому!
 
Сопилкин: Поймите, если больная сама поставила диагноз, то, скорее всего, она и, как её надо лечить, знает. Так что риск минимальный. Поэтому я, не раздумывая, размылся и в проходную…
 
Подшибякин:  И какой тяжести был этот случай? Подтвердился ли диагноз?
 
Сопилкин: Сложности никакой не было. Как я и предполагал, «больная» сама знала, чем её лечить. Из вежливости она подождала, пока я сосчитаю её пульс и спрошу: «Поможет ли вам чай с сахаром?».
 
Подшибякин: А она?
 
Сопилкин: Ответила, что, скорее всего, да.
 
Подшибякин: Но Вы снова исчезли на 10-15 минут? Почему?
 
Сопилкин:  Ну, во-первых, поинтересовался, как там в операционной. Во-вторых, посоветовался с коллегами: может репортерше анализ на сахар сделать? 
 
Подшибякин: И что же, предложили анализ?
 
Сопилкин: Да нет, обошлось второй чашкой чая. Потом осталось только отмечать признаки улучшения.
 
Подшибякин: Сергей Викторович, а у Вас не закралось подозрение, что участвуете в спектакле?
 
Сопилкин: Без комментариев…
 
Подшибякин: Большое спасибо, доктор, что нашли время ответить на мои вопросы.
 
Знаю-знаю, Прохор, ты будешь упрекать меня, что в конце я стушевался и не спросил у доктора о состоянии того больного в операционной, а вдруг он, благодаря стараниям репортера, повторил путь Максима?
Но я же тактичный интервьюер – зачем огорчать доктора Сергея Сопилкина.
 
Ну как тебе интервью?  Пиши, твой Василий Подшибякин.
 



© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft