Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


      Как я пыталась купить компрессионный трикотаж BAUERFEIND

Да, мои высокочтимые читатели, такого «салона» компрессионного трикотажа мне ещё встречать не доводилось! Сегодня я пыталась купить компрессионный трикотаж  BAUERFEIND.

Почему мне взбрела в голову эта затея, и чем она кончилась? – поинтересуетесь вы. Так это я и собираюсь вам рассказать!

В среду, 16 сентября, я томилась в коридоре одной клиники в ожидании очередного флебологического интервью. Взгляд мой упал на стандартный стенд SIGVARIS, который уже видела раньше.

В одном из кармашков лежали листовки, рекламирующие АНТИСТАКС, а в другом какие-то неведомые мне буклеты, с женскими ножками, обтянутыми компрессионным трикотажем.

- О, «Сигварис»  издал что-то новенькое! Их  рекламная барышня пополнела слегка, надо посмотреть, в чем дело, - подумала я.

Подошла к стенду и достала из кармашка нечто, не имеющее отношения к «Сигварису» -

Ба, так это же тот самый компрессионный трикотаж, который давно меня интересовал! Я развернула буклет:

 

.

Интересно, а что пишут ещё?

,

 

.

Вот эта страничка -


заставила меня энергично искать координаты точек, где можно купить этот трикотаж!

- Не мешало бы приобрести новые компрессионные  гольфы, - рассуждала я.-  А заодно расскажу читателям о новой на московском рынке марке компрессионного трикотажа.

Я нашла на буклете телефон горячей линии

и немедленно набрала номер.

Мне ответил женский голос. Я сообщила, что хотела бы разузнать подробности о компрессионном трикотаже Bauerfiend и спросила с кем можно поговорить?

- Со мной можно поговорить.

- А вы кто? – спросила я прямолинейно.

- Я - заведующая аптекой.

- А-а-а…,- произнесла я разочаровано. Моё воображение нарисовало столик в аптеке, на котором стоит табличка «Bauerfiend». Такое я уже видела с другими марками компрессионного трикотажа, но продолжила:

– А кто поставляет этот трикотаж?

- Мы и поставляем. Я учебу провожу для наших партнеров, - несколько обиженно ответила моя собеседница.

- А как Вас зовут?

- Светлана Анатольевна.

- Как вас найти? Когда можно к вам приехать? – спросила я.

Светлана Анатольевна ответила, что салон находится в корпусе завода «Хроматрон».  Щелковское шоссе, д.1. Работает с 9 до 18, обед с 13 до 14. Выходные - суббота, воскресенье. Услышав про Щелковское шоссе, я несколько сникла, но продолжила разговор:

 - Наверное, пробки у вас там?

- По- разному бывает.

- А какой транспорт к вам идёт.

- От метро «Щелковская» автобусы, - мне было перечислено 4 номера. – Проедете 5 остановок, потом в подземный переход…

- Светлана Анатольевна, - перебила я собеседницу – я не сегодня поеду к вам, а, наверное, в пятницу. Перед выездом перезвоню и уточню детали. Спасибо.

     И вот сегодня, 18 сентября, я в начале четвертого позвонила Светлане Анатольевне, напомнила о своём звонке в среду и сказала, что, примерно, в половине четвертого стартую с «Курской».

- Так  сколько мы сможем поговорить? Учтите,  без 5 минут шесть я ухожу домой.

- Сколько к вам добираться?

- От «Курской» вам ехать минут 30.

- Значит, я приеду в начале пятого, беседу я более чем на полчаса не планирую. Успеем поговорить, - уверенно сказала я.

- Приезжайте, - ответила Светлана Анатольевна.

     Помните, мои высокочтимые читатели, как бодро объявляют в самолете: «Уважаемые пассажиры, мы готовы приступить к посадке».     Вот и я с этой флебологической тематикой уже мне кажется, вполне готова сочинить трактат «Ужасы московской подземки».

Направлялась к «Курской» радиальной, увидела, как у входа на корточках сидит бомж, а его не совсем трезвая подружка бреет ему голову. Клочья шевелюры  мягко падали на крыльцо. До тех, кто входил на станцию, волосы бомжа не долетали. Рисковали только выходящие пассажиры. Я решила, что к моменту моего возвращения, тупейная художница уже закончит работу, и смело вошла в двери метрополитена.

На «Щелковской» я села в автобус, который в плотном потоке двигался со скоростью километров 5 в час. Поэтому 5 остановок до «Хроматрона» я ехала минут 25. В 16-20 прямо с автобусной остановки я позвонила Светлане Анатольевне:

-  Светлана Анатольевна? Я уже на автобусной остановке. Куда идти?

- Это не Светлана Анатольевна. Это вы звонили? Вас уже пошли встречать.

- Вряд ли это меня пошли встречать. – удивилась я. - А как мне найти ваш салон?

- Может и не вас, но если вы подсуетитесь, там сотрудница у входа ждет.

- Подождите, у какого входа, как туда пройти? Объясните, -  взмолилась я.

- Так, спускайтесь в подземный переход и сразу налево. Огибаете сиреневое здание. Там увидите зелёный забор. Идите между заправкой и зеленым забором. Там будет «Въезд 2». Это то, что вам нужно, - весьма энергично объяснила моя собеседница.

Маршрут, конечно, заслуживает отдельного описания, но я не буду злоупотреблять вашим, уважаемые читатели, терпением.

Увидев надпись ««Въезд 2», я снова позвонила по телефону горячей линии:

- Куда идти дальше?

- Там вас ждет сотрудница.

Я увидела несколько продрогшую с блокнотом в руках сотрудницу и спросила у своей телефонной собеседницы:

- В клетчатой юбке?

- У неё каре, - ответила моя собеседница.

Сотрудница с блокнотом очень обрадовалась, увидев меня - день-то сегодня по-осеннему неприветливый. И я обрадовалась:

- Вы Светлана Анатольевна?

- Нет. Я тоже Светлана, но не Анатольевна. Она уехала. Заключен договор, и она поехала  обучать партнеров.

- Хорошо, а почему она мне не сказала, что не надо приезжать?- возмутилась я, вспомнив бомжа у метро и свою поездку по Щелковскому шоссе.

- Не знаю. Мне лишь поручено записать ваши данные. Возможно, мы нанесем вам ответный визит. Вы – кто?-  улыбнулась Светлана и приготовилась записывать в блокнот .

- Я просто покупательница, зовут меня так-то и так-то. Могу я приобрести компрессионный трикотаж  Bauerfiend ? – оторопела я от приема.

- В данный момент нет. Так складываются обстоятельства. – Вы оставьте свой телефон, визитку, может быть. Вам сюда далеко ехать, а мы приедем к вам, -снова повторила Светлана.

Напомню, уважаемые читатели, беседа происходит у зеленого забора с надписью «Въезд 2». Я возмущаюсь:

- Какой телефон! Можно компрессионный трикотаж купить?- взбеленилась я…

- Нет, Светлана Анатольевна уехала и забрала с собой ключ. Она его никому не оставляет. Там товара на три миллиона!

Я попыталась расспросить, чем занимается ЗАО «Полифарм»? Моя собеседница перечислила что-то, а моё специальным образом настроенное ухо, выловило из её списка слово «флебология».

- Флебологией занимаетесь! – удивилась я.

- Да, флебологией, - спокойно, с достоинством ответила Светлана.

- А кто ваши доктора?

- Этого вам  никто не скажет. Вы были на нашем сайте?

- Нет, - честно призналась я.

- Вот там- открытая информация. И всё.

Я ещё раз выразила своё негодование тем, что понапрасну приехала в «салон» компрессионного трикотажа Bauerfiend, заверила Светлану, что больше на Щелковское  в «Хроматрон» ни ногой.

Затем вручила ей визитку сайта «Дуремар АФР» и пообещала, что свой контакт с информационной службой по лечебному трикотажу Bauerfiend обязательно опишу.

Ну, что ж, я своё обещание выполнила…

Елена С.

18 сентября 2009 г.





     Суета сует и всяческая суета не позволили мне, уважаемые читатели, до сих пор рассказать вам, что история с моей попыткой купить компрессионный трикотаж BAUERFEIND имела продолжение.

     Примерно через неделю после первого неудавшегося визита в "салон Bauerfeind" я решила позвонить Светлане Анатольевне и узнать, как же всё-таки приобрести разрекламированный ими компрессионный трикотаж? 

     Не сразу, но дозвонилась, и телефонная барышня, мне объяснила, что Светлана Анатольевна больна.

-         А когда она появится на работе?

-         В понедельник.

И вот в понедельник, 28 сентября я позвонила по телефону «информационной службы по лечебному трикотажу Bauerfeind AG».

-         Салон компрессионного трикотажа Bauerfeind, - узнала я знакомый голос Светланы Анатольевны, но на всякий случай попросила:

-         Будьте добры Светлану Анатольевну.

-         Это я.

-         Светлана Анатольевна, я договаривалась с вами о визите в ваш салон. Но вас на месте в назначенный срок не оказалось.

-         Я болела.

-         Болели вы в прошлую пятницу – 25 сентября, а  речь идет о 18 сентября, - уточняю я.

-          Да, меня не было, а почему девочки не могли вам продать? – как мне показалось, искренне удивилась моя собеседница.

-         Они сказали, что вы никому не оставляете ключ, так как он запирает дверь, за которой товара на 3 миллиона, - не удержалась я от иронии.

-         Тоже правильно, - не растерялась Светлана Анатольевна. И продолжила уже более нервно, на повышенных тонах, – Я не понимаю, чего вы хотите. Если вы по вопросу продвижения, то вам надо связаться с генеральным директором.

-         А как с ним связаться? – тут же уточнила я.

-         Через секретаря.

-         А телефон не подскажете?

-         Телефон этот же самый.

-         А, ну понятно, - снова не без иронии вставила я реплику. И продолжила серьёзно:- В узком смысле, я хочу приобрести гольфы или чулки Bauerfeind. А в широком - чтобы на нашем рынке было представлено как можно больше марок компрессионного трикотажа, чтобы между его торговцами была бы конкуренция. Мы, пациенты, от этого только выиграли бы.

-         А вы думаете, её нет, конкуренции? – спросила запапльчиво Светлана Анатольевна.

-         Подозреваю, что нет. Скажите, а, если сегодня между 15 и 15-30 я приеду в ваш салон, я вас застану? Смогу купить компрессионный трикотаж?

-         Пока я не планирую отлучаться.

-         Мне нужны гольфы 1-го класса компрессии.

-         Гольфы у нас только черного и телесного цвета.

-         Отлично, мне подойдут черные. А сколько они стоят?

Светлана Анатольевна, судя по всему, открыла соответствующий файл и назвала мне стоимость с точностью до рубля. Примерно, то же самое, что и medi, что и Сигварис. 

-         А чулки до паха сколько стоят? А то вдруг гольфы нужного мне размера у вас кончились.

-         Ну, для вас мы подберем что-нибудь, - ответила Светлана Анатольевна, давая понять, что моя комплекция расценивается ею как вполне стандартная.

Я изумилась – неужели Светлана Анатольевна меня видела? Но не стала это уточнять, а попрощалась и договорилась, что перед выездом на всякий случай позвоню. 

Прежде, чем снова отправится на Щелковское шоссе, позвонила Светлане Анатольевне, и получила её добро:

-         Когда подойдете к проходной позвоните, чтобы за вами спустились. 

На этот раз я доехала  до «Хроматрона» довольно быстро. Дошла до надписи «Въезд №1» на зеленом заборе, и набрала номер телефона «салона»:

-         Светлана Анатольевна, я уже у «Въезда  №1».

-         Очень хорошо, - с удовлетворением ответила Светлана Анатольевна. После небольшой паузы уже радостно задала риторический вопрос: - А рецепт на трикотаж у вас есть?

-         Да, у меня есть на Сигварис и на medi, - ответила я.

-         Нет, нам нужен рецепт на трикотаж Bauerfeind. Он у вас есть?

-         Нет, на Bauerfeind нету. А какое это имеет значение? Я знаю, что мне нужен 1-й класс компрессии. Я иду в салон, где мне правильно снимут мерки и подберут нужный размер. В чем проблема? Ведь компрессионный трикотаж - всего лишь изделие медицинского назначения.

-         Нет, без рецепта мы вам продать не можем. Это – условие наших немецких партнеров, - Светлана Анатольевна была непреклонна.

-         А почему же вы мне не сказали этого сразу? – невероятно удивилась я.

-         Мы продаём трикотаж только по рецепту, - сказала, как отрезала моя собеседница.

-         Вы очень любезны, Светлана Анатольевна. Большое вам спасибо, - только и сказала я, нажав кнопку отбоя. 

     Вот ведь история! Чем вызвано такое странное поведение торговцев трикотажем Bauerfeind? Можно только теряться в догадках! 

Но ничего нового появление компрессионного трикотажа Bauerfeind, похоже, нам, пациентам, не сулит. Всё те же рецепты для отката врачам, всё те же редуты, чтобы оборонятся от покупателей!

А уж если торговец тешит своё тщеславие, тем, что заставил покупателя лишний раз напрасно приехать на окраину Москвы, то едва ли его торговля процветает...   

Кстати, уважаемые читатели, а не завалялся ли ли у кого рецептик на компрессионный трикотаж Bauerfeind? Не сомневайтесь, за мной дело не станет. 

Елена С. 

6 октября 2009 г.




© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft

Warning: Unknown: write failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct () in Unknown on line 0