Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


MEDI и SIGVARIS , или Вероломство господина Артюха.

14 июля 2007г.

 

Вы, мои уважаемые читатели, надеюсь, помните, как волнует меня тема компрессионного трикотажа.

 

Сколько мною написано и на phlebo-union.ru , и  на «Дуремар АФР» об этих, совершенно необходимых каждому, кто встал на путь борьбы с венозным недугом, изделиях!  Но компрессионный трикотаж  на нашем рынке появляется не сам собой, а благодаря эксклюзивным поставщикам, а говоря попроще - торговцам.

 

Несколько недель тому я решила вернуться к этой актуальной для многих теме и поговорить с одним из них, своим давним виртуальным собеседником - Артюхом Игорем, директором по маркетингу medi Russia.

 

Директор по маркетингу, да ещё medi Russia, это вам не хухры-мухры! В этом я убедилась! На мой звонок в службу информации 22 июля ответили: «Он в командировке, будет в понедельник».

 

В понедельник, 25 июня,  в ответ на свой первый звонок в ту же службу информации я услышала: «Позвоните через полчаса». Мы  люди не гордые, как говорится, не директора по маркетингу, ведь! Звоню через полчаса. Телефонная барышня: «Как вас представить Игорю Валентиновичу?». Называю себя и после фамилии, имени и отчества добавляю: «По прозвищу Елена С.». Довольно быстро меня соединяют с  самим господином Артюхом. Трясусь как осиновый листочек:

 - Не найдется ли у вас немного времени, чтобы ответить на мои вопросы?

 

Игорь Валентинович:

-         Оставьте свой телефон.

-         Мой мобильный ……, - диктую с дрожью в голосе.

-         А вот мой -      - сообщает господин Артюх, директор по маркетингу, довольно приветливо и добавляет:

 - Спасибо за звонок!

Резюме нашего разговора.

Директор по маркетингу:

-         Спасибо за звонок! Я вас записал на следующий понедельник, на 12 часов. Я вам позвоню.

 

Узнав, что офис моего  собеседника находится на  3-й Черепковской улице, я, как ни старалась, не смогла скрыть, что засомневалась в своём желании поговорить:

-         Ой, как далеко…, вот если бы на Петроверигском!

 

Господин Артюх поспешил развеять мои сомнения:

- Мы можем встретиться в центре, в кафе, если вы не против? Лады?

 

Я попыталась уточнить дату и время возможной встречи, но в ответ услышала:

 

 - Спасибо за звонок! – Игорь Валентинович  довольно энергично дал понять, что разговор окончен, но я все же, успела сказать:

-         Спасибо, жду в понедельник вашего звонка. А если вы не позвоните, то звоню я?

-         Я могу не позвонить только, если я буду в это время на совещании без ежедневника. Я же  вас записал!

 

Как вы догадываетесь, уважаемые читатели, господин Артюх, как это водится среди менеджеров, в назначенный час в понедельник, 2 июля, не позвонил. Наверное, был на совещании без ежедневника!

Мы - люди не гордые, как говорится, не директора по маркетингу, ведь! Звоню сама. Господин Артюх, едва поздоровавшись, высказывается вполне определённо :

-         Нет, на этой неделе не получится встретиться, сильно я занят.

-         Понятно…

-         Я – директор по маркетингу, а всё остальное для меня – факультативно. Вы ведь частное лицо.

-         Всякий пациент – частное лицо.

-         А о чем мы с вами можем говорить?

-         Только о компрессионном трикотаже, о чем же ещё может говорить покупательница с директором по маркетингу?!!

Прощаемся и договариваемся созвониться через неделю.

 

Звоню в следущий понедельник.  Мобильный г-на Артюха не отвечает. Во вторник тоже. Я пытаюсь прояснить ситуацию по телефону через  барышню «Горячей линии».

- Как вас представить? – спросила  барышня и, едва услышав  мой ответ, - сказала:

-         У Игоря Валентиновича сейчас совещание. А после совещания он сразу уедет.

 

Ясное дело – Игорь Валентинович Артюх – он ведь не врач какой-нибудь. Он – менеджер!

Понимаю, что никакого «созвона» не будет, и, заправившись, как следует бензином – путь не близкий  предстоит -  в четверг, 12 июля,  отправляюсь на 3-ю Черепковскую улицу.

 

Разумеется, накануне  по телефону  «Горячей линии» я разузнала, как добраться до магазина MEDI  на «Молодежной». Всё то, что сообщила мне телефонная барышня, было скорее призвано отвадить пациента от этого магазина, нежели завлечь его туда. Судите сами.

 

-         Магазин работает с 9 до 17:40. Вас это устраивает? – спрашивает барышня с нажимом. Её интонация заставляет слышать: " Неужели вас это устраивает?!!"

-         Ну, более, или менее. А как добраться?

-         Так, «Молодежная», первый вагон из Центра. За станцией остановка автобуса или маршрутки №660. Едете до кардиологического центра, это минут 15 – голос телефонной барышни звучит предостерегающе…, но я не сдаюсь:

-         А дальше, уже в самом центре, как вас найти?

-         За остановкой центральная проходная. В здании у поста охраны оранжевый телефон. Набираете 6-555, девочки вас встретят. Иметь при себе паспорт, или другой документ.

 

Да, как-то странно выглядит всё это!

 

Впрочем, странностей в торговле компрессионным трикотажем MEDI предостаточно.

Например, на всех рекламных листовках, сопровождающих компрессионный трикотаж MEDI, присутствуют слова: «Эксклюзивный поставщик medi Bayreuth в Россию  «ЗАО  «Научный лечебно-диагностический центр РГМУ». В качестве его местопребывания указана ул. 3-я Черепковская, д.15-А.

 

Юридический адрес же адрес ЗАО  «Научный лечебно-диагностический центр РГМУ» –  117869, Россия, г. Москва,

ул. Островитянова, 1, стр. 9  в точности совпадает с адресом одной из точек, в которой избавляет население Москвы от варикоза ЗАО «Центр Флебологии», если верить их сайту.

 

Когда же я позвонила в ЗАО  «Научный лечебно-диагностический центр РГМУ» насчет консультации флеболога, мне ответили, что у них флеболога нет. Оказывается, надо звонить по другому телефону, который известен мне как многоканальный телефон ЗАО «Центр Флебологии».

-         Они у нас арендуют, -  растолковала мне моя собеседница.

 

Но я что-то закопалась в деталях. Вам ведь, уважаемые читатели интересно, как прошел мой визит в магазин MEDI на «Молодёжной»?

 

Всё происходило в соответствие со сценарием, сообщенным мне по телефону. Вхожу в центральную проходную. И ещё не дойдя до поста охраны, вижу нечто, радующее всякого потребителя компрессионного трикотажа: рекламные плакаты MEDI  и SIGVARIS рядышком, бок о бок! Конкуренция?

 

 

Получается несправедливо. Адрес SIGVARISа не виден.

 

Я его опубликую отдельно.

 

 

А вот это – тот самый оранжевый телефон.

 

 

Звоню.  В ответ мне предписывают подойти к посту охраны, предъявить документ, получить пропуск и двигаться по коридору, придерживаясь левой стороны, в сторону офиса 208. Что я и делаю.

 

Как хорошо, что я двигаюсь одна, и никто меня не встретил! На пути мне попадается торговая точка Сигвариса. Она расположена в  небольшом аптечном пункте. На крохотном пятачке   столик, стенд с образцами ортопедической обуви и уже знакомые по другим торговым точкам раскрытые веером образцы компрессионного трикотажа СИГВАРИС.

 

Продавец Лариса сразу же обещает мне излечение от сосудистых звёздочек в случае приобретения мною компрессионного трикотажа SIGVARIS. Я даже не пытаюсь опровергать это  высказывание, а интересуюсь, сколько стоят гольфы «из хлопка»?

«2090 руб.»,- отвечает Лариса, снимает с меня мерки, объявляет, что в наличии эти гольфы отсутствуют. :-)

 

И я двигаюсь, придерживаясь левой стороны, дальше по коридору, в сторону офиса 208.

 

Нахожу нужную дверь.  За дверью стойка, за ней две телефонные барышни. Объясняю, что пришла в магазин, одна что-то кричит. Появляется сотрудница в белом халате и приглашает меня пройти за ней. Я оказываюсь, если сказать, в каморке, то это будет комплиментом увиденому помещению! Растерянно произношу:

-         Так это и есть магазин компрессионного трикотажа?

-         Салон! – поправляет меня сотрудница в белом халате ничтоже сумняшеся.

 

Представьте себе моё разочарование! Значит, я ехала через пол Москвы, по пробкам, чтобы оказаться в этой  клетушке!

 

-         Мне нужны гольфы, первый класс компрессии.

-         А рецепт у вас есть?

-         Нет, но у меня есть ваша дисконтная карта и гольфы, которые я покупала некоторое время тому назад на Петроверигском. Сколько стоят такие гольфы сейчас?

Сотрудница «салона–клетушки» измеряет мою ногу и называет цену – 1950 руб., впрочем, мне положена скидка в 10%.

Разница со стоимостью продукции СИГВАРИС, такой приятной, по крайней мере, на ощупь, чисто символическая - 140 руб. И я спрашиваю:

 

-         А у вас есть гольфы из хлопка, как у СИГВАРИСА? 

Мой вопрос явно раздражает сотрудницу клетушки, она теребит себя за рукав халата:

-          Вы должны понимать, что это - полная ерунда. Вот он - хлопок, какую он может давать компрессию?  Хлопка больше всего в наших изделиях в Смоленске. Вот там, да,  хлопок, так хлопок!

-          Я не думаю, что солидная фирма будет выдавать за лечебный трикотаж изделие, которое никакой компрессии не даёт.

-         А я говорю вам, что хлопка там очень мало, чтобы пациента за это зацепить. У нас разная ценовая политика, у них она выше. Как это объяснить? Если мне пациент, например, скажет, почему такая цена? Ортез 20 тысяч стоит? Я ему объясняю, что это авторская модель… 

-         А что такое ортез?

-         Ну, на колено.

-         А, на колено.

-         То есть, я могу объяснить, из чего складывается  такая цена. Что на рынке, на российском, тем более, нет такой модели.  Я могу это объяснить, а здесь нужно объяснить, чем это отличается, и рекламщики придумали такой ход. Вы сами понимаете, что хлопок не будет держать компрессию… 

 

Рассуждения сотрудницы «салона» меня ни в чем не убеждают.  Они направлены на то, чтобы развеять миф о гольфах из хлопка. Я объясняю, что хочу подумать и удаляюсь.

 

Выходя из офиса medi Russia, я оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, в каком же помещении директор по маркетингу проводит совещания? Ничего подходящего мне разглядеть не удалось. 

 И вообще, а это такое - medi Russia? Я имею в виду юридический статус?  У меня есть ещё вопросы к директору по маркетингу medi Russia .

 

Сформулирую несколько из них.

 

1.         Можете ли вы, уважаемый Игорь Валентинович, как директор по маркетингу, обоснованно объяснить, из чего складывается цена на российском рынке компрессионного трикотажа, которым торгует ЗАО «Научный лечебно-диагностический центр РГМУ»?

 

2.         Кто, где и из какого сырья производит компрессионный трикотаж MEDI? Ощущает ли ваша компания, как ощущают это пациенты и врачи, снижение качества компрессионных изделий medi, которыми вы торгуете? Что предпринимаете, чтобы остановить этот процесс?

 

3.         В одном из рекламных материалов, распространяемых ЗАО «Научный лечебно-диагностический центр РГМУ», говорится: «Мы сотрудничаем с врачами и клиниками на взаимовыгодных условиях». Понятно, о чем идёт речь. Врач, выписывая пациенту рецепт, в случае, если этот рецепт будет "отоварен", получает от фирмы «откат» в размере, к примеру, 5-10% от стоимости изделия. Но, колготки стоят дороже, чем гольфы. Анализировали ли вы рецепты, которые выписывают доктора? Не подталкиваете  ли вы своей маркетинговой политикой докторов к, тому, чтобы выписывать  пациентам более дорогие компресионные изделия? Кстати, а если пациент приходит в "салон" без рецепта, как я , например, кому идут эти "откатные" проценты?

 

4.         Предпринимала ли, уважаемый Игорь Валентинович, ваша компания шаги, направленные на то, чтобы часть затрат на ЛЕЧЕБНЫЙ компрессионный трикотаж пациент (покупатель, клиент) смог бы вернуть в конце налогового периода?

 

Вопросов значительно больше, но поскольку шансы получить ответ на них у меня нулевые, то остановлюсь пока.

 

 

Елена С.

 

 

 

 

 



© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft