Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Что заставило меня посетить РГМУ, или Увы, как ни крась, проступит грязь

 

     Сегодня, мои высокочтимые читатели, я убедилась, насколько в лучшую сторону отличается воздух в Тропарёво от того, которым дышим мы, жители центра! И всё благодаря визиту в РГМУ им. Н.И. Пирогова! Но, обо всем по порядку.

 

Речь снова пойдет о намечающихся на 9 ноября с.г.  в  диссертационном совете Д 208.072.03 защитах диссертаций, научным руководителем которых числится И.А. Золотухин.

 

Исследования буратиноведов, касающиеся защиты Е.И. Селивестрова изложены в рейтинге (запись 49), почти детективная история, связанная с защитой А.В. Балашова описана в моём письме "Как ни крась, проступит грязь, или Кто писал мне от имени доктора Гаврилова?".

 

Теперь - продолжение.

 

Я решила ознакомиться с диссертациями соискателей Е.И. Селивестрова и А.В. Балашова. За месяц до защиты на это имеет право любой того желающий.

 

Прежде, чем отправиться на ул. Островитянова, д.1, я решила поинтересоваться, а в каком именно отделе библиотеке РГМУ можно найти диссертации?

 

Нашла на сайте РГМУ телефоны библиотеки. Позвонила в отдел научной обработки литературы и спросила, где можно ознакомиться с диссертацией, которая ещё не защищена, но уже принята к защите?

 

Мне ответили, что диссертации находятся в научном отделе.

 

Звоню в научный отдел, и  там объясняют, что с диссертацией может ознакомиться только сотрудник РГМУ, а другому нужно иметь письмо от организации.

 

-         Как же так? "Публичная защита диссертации должна носить характер научной дискуссии  и проходить в обстановке высокой требовательности, принципиальности и  .." - пыталась сослаться я на положение ВАКа.

-         Звоните директору.

 

Звоню. Мне отвечают, что библиотека РГМУ - закрытое подразделение. С диссертацией они знакомят только членов ученого совета и практикующих врачей. Впрочем, меня тоже не оставили без внимания:

-         А вы кто?

-         Я - человек, называю имя отчество и фамилию.

-         У вас есть письмо от организации?

-         Нет.

-         А где вы работаете?

-         Я могу нигде не работать, но имею право ознакомиться с диссертацией.

-         Дама (!), у нас закрытое учреждение. Звоните в Ученый совет.

 

Звоню. И вот тут-то, мои уважаемые читатели, случилось чудо. Поговорив немного с инспектором, получаю доступ к Ученому секретарю:

 

-         Можно ли ознакомиться с диссертацией, объявление о защите которой есть на сайте РГМУ?

-         Конечно, в библиотеке.

-         Но, в библиотеке я получила от ворот поворот. Они обслуживают только сотрудников РГМУ.

-         Ой, приезжайте, я схожу туда с вами и возьму диссертацию.

-         Как вас зовут?

-         Александра Генриховна.

-         Где и до которого часа вас можно застать?

-         Комнаты 20-79. 20-80, до 18 часов.

-         Я обязательно приеду сегодня.

 

И вот я в РГМУ, заглядываю в крошечный кабинетик, табличка на двери которого гласит, что кабинетик принадлежит Ученому секретарю РГМУ, профессору А.Г. Максиной.

 

Просто открываю дверь:

-         Александра Генриховна?

-         Да.

-         Я звонила вам сегодня насчет диссертаций, с которыми хотела бы ознакомиться.

-         Проходите. Вы - кто?

 

Я отвечаю, что просто человек. И, вы не поверите, уважаемые читатели, но Александру Генриховну мой ответ вполне удовлетворил.

 

Я кратко объяснила ей природу моего интереса к диссертациям Е.И. Сильвестрова и А.Е.  Балашова, и мы направились в библиотеку.

 

В научном отделе библиотеки Александра Генриховна сообщила, что является Ученым секретарем РГМУ, и попросила выяснить, есть ли диссертации Е.И. Сильвестрова и А.В. Балашова, у которых защита 09.11.2009, в библиотеке.

 

-         Вот у такой-то защита сегодня, сегодня она и принесла диссертацию, - ответила сотрудница библиотеки. Потом она несколько раз водила пальцем по записям в книге учета и сказала, что интересующих нас диссертаций в библиотеку не поступало.

 

Я оставила в Ученом совете РГМУ бумагу:

 

 

"Ученому секретарю Ученого совета РГМУ им. Н.И. Пирогова

А.Г.Максиной 

от <...>

 

Глубокоуважаемая Александра Генриховна!

 

     Прошу предоставить мне возможность ознакомиться с диссертациями А.В. Балашова и

Е.И. Селиверстова, защиты которых планируются 09 ноября 2009 г. в совете Д. 208.072.03.

На сегодняшний день в библиотеке РГМУ эти диссертации отсутствуют. 

Число, подпись".

 

Мы попрощались, договорившись созвониться. 

 

Елена С.

 

26 октября 2009 г.

(продолжение следует)

 

     Сегодня уже 6 декабря 2009 года! Больше месяца прошло, мои высокочтимые читатели, с тех пор, как появилось начало этого опуса, а я всё никак не могла засесть за его продолжение. Во-первых, одолевают текущие дела. А во-вторых... 
 
     Помните, уважаемые читатели, как начинаются многие школьные задачки: "Из пунктов А. и Б., навстречу друг другу"...
 
     Так и в этой истории. Начав писать о защитах А. В. Балашова и Е.И. Селиверстова, я не знала ещё, что из Нижнего Новгорода навстречу мне выдвинулся господин Кудыкин со своей докторской диссертацией. Объявление о предстоящей 14 декабря 2009 года его защите я прочитала на сайте ВАКа позже.
 
Поскольку защита эта должна состояться в том же диссертационом совете Д 208.072.03 при РГМУ, а содержание автореферата, сочиненного Максимом Николаевичем, способно поразить даже куда менее впечатлительную персону, чем я, мне пришлось отвлечься на "Комплексное лечение больных с хронической венозной недостаточностью".
 
Так что тот, кто хочет знать, что было дальше, должен приготовиться к немыслимо длинному рассказу.
 
Да, следует ещё сообщить, что я время от времени выслушивала мнения о рассказываемом сюжете.
 
Один мой уважаемый собеседник заметил:
- Зря вы ввязались в эту историю. Это обычная практика (он имел в виду передачу "готовых" аспирантов - Елена С.). Кому надо в данный момент, тому и отдают.
- Это только в медицинских науках такая практика стала обычной, - не соглашалась я. А мой собеседник продолжал:
- А потом, вы набрасываетесь на Золкина! Это прекрасный специалист! У него отделение на 120 коек!
- Я вполне допускаю, что он прекрасный специалист, но обращаю внимание на то, что проф. Золкин - сотрудник "Курса сердечно-сосудистой хирургии и хирургической флебологии" наряду с И.А. Золотухиным и А.И. Кириенко! Может ли он в силу этого быть оппонентом у Е.И. Селиверстова?
 
Другой мой собеседник, когда в нашем разговоре возникло деликатное слово "заимствование", пожурил меня:
-         Ну, вы, ей богу, какая-то странная, наивная, что ли! Да, все этим занимаются.
-         Чем этим? - уточнила я.
-         Плагиатом.
-         Понятно.
А потом мой собеседник добавил со знанием дела:
-         Да всё равно "продавят" они этого Золотухина в профессора! Не сомневайтесь.
-         А я и не сомневаюсь, - честно призналась я.
 
Один из моих собеседников, не имеющий отношения к медицине, сразил меня наповал: 
-         Слушай, у них на кафедре, значит, не такая уж благодать, раз этот Гаврилов такие письма тебе прислал!
-         Гаврилов не присылал мне писем!!! Это кто-то писал, пользуясь его именем. Конечно, этот "кто-то" имеет непосредственное отношение к кафедре.
       
После этого разговора я изменила название опуса, о переписке, касающейся защиты А.В. Балашова, чтобы даже тот, кто не дочитает длинный текст до конца, понимал, что Гаврилов здесь ни при чем.
 
И это ещё только вступление, мои уважаемые читатели!
 
"Диссертационный совет работает в условиях гласности".
 
    Это я цитирую один из пунктов "Положения о совете по защите докторских и кандидатских диссертаций". А ещё в этом "Положении" написано: " Организация, при которой создаётся диссертационный совет, обязана: <...> обеспечить гласность работы диссертационного совета".
 
А.Г. Максина, Главный Ученый секретарь РГМУ, несомненно, прекрасно знает это. Именно поэтому, получив от меня заявление, которое приведено выше, посоветовала мне обратиться к А.И. Кириенко, председателю совета Д 208.072.03:
-         Думаю, Александр Иванович встретится с вами и разъяснит все моменты. У вас есть его телефон?
-         Да, я уже когда-то звонила ему.
 
     Напомню, что это было 26 октября 2009 года. А на следующий день, рано утром я позвонила Александру Ивановичу Кириенко. Разумеется, я понимала, что никакой встречи с председателем диссертационного совета не будет, но надеялась, что на какие-то мои вопросы он ответит. В конце концов, провокация с "письмами Гаврилова" была осуществлена с участием, в том числе, и IP- адреса Александра Ивановича. Знает ли он, кто автор этих писем?
 
     Разговор был весьма коротким. Александр Иванович посетовал на то, что накануне ему пришлось потратить время, чтобы прочитать на моём сайте историю с "письмами Гаврилова", сообщил, что защиты Балашова и Селиверстова будут перенесены, а потом, как водится, сказал, что очень занят.
 
     На мою попытку что-то спросить у него ответил, что у них "особая атмосфера, закрытое сообщество", в которое они никого впускать не хотят.
 
"А вы пишите в ВАК", - насмешливо посоветовал Александр Иванович.
 
Я в своё оправдание ответила, что звоню ему по совету А.Г. Максиной. А потом добавила: "Александр Иванович, я понимаю, что Вам, скорее всего, смешно слышать, то, что я скажу. Но, тем не менее. Вы оказались наследником великой хирургической школы. Действиями, подобными тем, что мы наблюдаем сейчас в истории с защитой Балашова и Селиверстова Вы лишаете эту школу будущего!".
 
Александр Иванович ответил, что в истории с этими защитами его совесть чиста. Он занимался этими диссертациями, смотрел их, читал.
 
 - Так если бы Вы числились научным руководителем, у меня вопросов не было бы! Но числится Золотухин! - воскликнула я.
-         А зачем это мне?" - ответил Александр Иванович.
-         А зачем это Золотухину?
 
На этом разговор был окончен. Александр Иванович только пожелал мне на прощание здоровья.
 
В тот же день, ближе к вечеру, я позвонила Александре Генриховне и рассказала ей о неудачной попытке что-либо выяснить у председателя диссертационного совета.
-         Может, мне к ректору обратиться? Написать ему, рассказать эту историю? - попросила я совета.
-         Попробуйте к нему сходить, - ответила Александра Генриховна.
-         А как это осуществить практически?
-         Вот телефон приёмной, записывайте. Его помощницу зовут Людмила Юрьевна.
 
     Я решила позвонить и записаться. Понимала, что надо подготовить соответствующее письмо, идти к ректору без "бумаги" не стоит. Решила, что успею сочинить "бумагу" пока буду ждать приёма.
 
Звоню в приемную ректора. Объясняю причину своего желания встретиться с ним. Людмила Юрьевна спрашивает, в какие дни и в какое время мне удобно встретиться с ректором. Подробно объясняю ей это. Она обещает перезвонить.
 
Минут через 20 в совершенно неподходящий для меня момент раздаётся звонок. Говорит Людмила Юрьевна: "Соединяю вас с ректором РГМУ". Механический голос в трубке несколько раз повторяет что-то вроде: "Происходит соединение". Потом раздается голос ректора.
 
Я до такой степени не готова к разговору, что даже не знаю имени и отчества собеседника. Что-то мямлю про передачу готовых аспирантов.
-         Аспирантов у вас забрали? - нетерпеливо спрашивает ректор.
-         Нет, я вообще не имею отношения к РГМУ.
-         А кто руководитель? - ещё более нетерпеливо спрашивает мой собеседник.
 
Я понимаю, конечно, что тема, которую я навязываю своим разговором руководителю РГМУ, не может быть ему приятной. Но его тон меня обескураживает. Я объясняю, что забрали готовых аспирантов и отдали Золотухину.
 
-         А кто был руководителем, какая кафедра?
-         Кафедра Савельева.
-         Савельев - двойной академик! Я полностью ему доверяю! Раз он так решил, значит - решил! Я тоже постоянно аспирантов вычеркиваю! Они мне не нужны.
 
Я что-то пыталась вставить в разговор, но ректор продолжал испытывать на прочность мембрану своего телефона:
-         А почему аспиранты молчат? Значит, их это устраивает!
 
Разговор был совершенно бессмысленным, и я как за соломинку ухватилась за совет ректора написать ему всё это.
- Да, так я и сделаю. Спасибо. 
 
     Прежде чем заняться письмом ректору, я на сайте РГМУ ознакомилась с его жизнеописанием. Начало его карьеры было связано с этим учебным заведением, а в ректорском кресле он оказался уже после многих лет работы в министерстве и Росздравнадзоре.
Перечисление научных интересов Николая Николаевича Володина привело меня на сайт кафедры акушерства и гинекологии РГМУ. Там на странице, посвященной сотрудникам, его фотография размещена над фотографией академика Г.М. Савельевой, заведующей кафедрой.
 
Письмо было написано довольно быстро. Оно получилось весьма объемным, так как содержало 7(!) приложений. Мои уважаемые читатели уже знакомы с содержанием этих приложений, поэтому я приведу только текст письма, опуская при этом и то, что уже было опубликовано : 
 "Ректору РГМУ им. Н. И. Пирогова академику РАМН,
профессору Н.Н. Володину
От <...>
Глубокоуважаемый Николай Николаевич!
 
     Вверенный Вам Российский государственный медицинский университет носит имя великого Н.И. Пирогова.Вы, несомненно, помните эпиграф к его статье "Вопросы жизни":
 
-         К чему вы готовите своего сына? - кто-то спросил меня.
-         Быть человеком, - ответил я.
 
Ректор по своему статусу - отец студентам и сотрудникам университета, а значит, болеет о том, чтобы человеческая составляющая, столь необходимая в медицине, не испарилась бы из стен учебного заведения. Ведь иначе любые инновации и учебно-научные комплексы неминуемо окажутся лишь косметической процедурой.
 
Я оказалась вовлеченной в события, демонстрирующие "новейшие" методы добывания профессорского звания. Поскольку действие разворачивается в стенах РГМУ, считаю необходимым ознакомить Вас с этой историей.
 
26 сентября 2009 года я получила по электронной почте письмо (сохранены авторские орфография и пунктуация):
 
 
Надо пояснить, что письмо это пришло через форму обратной связи моего, простой пациентки, сайта, существующего более 3-х лет и посвященного флебологии.
 
Я сообщила корреспонденту свой телефон и подлинные (Елена С. - псевдоним) имя и отчество.
 
Человек, так отчаянно просивший о помощи, не позвонил, но завязалась переписка, посвященная сформулированной им проблеме. В период с 26 сентября по 08 октября мне пришло 7 писем (они опубликованы здесь: http://phlebo-duremar.ru:8000/pisma/sporcizia/).
 
Со временем я обратила внимание на то, что все письма приходили с разных IP-адресов, и в какой-то момент засомневалась, а действительно ли автор писем сотрудник кафедры факультетской хирургии, С.Г. Гаврилов? Написала моему корреспонденту:
 
<...> (текст уже опубликованного письма - Елена С.).
В ответ пришло письмо:
 
<...> (текст уже опубликованного письма - Елена С.).
 
Мне стало понятно, что автор писем - не Сергей Геннадьевич Гаврилов, д.м.н., ассистент кафедры факультетской хирургии РГМУ.
 
Я открыла страницу "свойства письма" (приложение 1) и выяснила, что письмо пришло с IP-адреса 62.118.40.178, который принадлежит Ассоциации флебологов России! (приложение 2).
 
Исполнительным директором ассоциации флебологов России является профессор А.И. Кириенко. Четверг, 8 октября – рабочий день, письмо отправлено в 11:11, значит, при желании нетрудно установить, кто его отправлял.
 
09.10.2009 на сайте РГМУ появились объявления о защитах: 
"Балашов Александр Валерьевич <...>"
 
"Селиверстов Евгений Игоревич<...>".
 
     Научным руководителем обоих соискателей в авторефератах назван И.А. Золотухин. В октябре 2008 года он защитил докторскую диссертацию "Современные признаки диагностики и хирургического лечения варикозной болезни нижних конечностей".
 
     Свидетельством научного интереса исследователя к той или иной теме является список работ, опубликованных им по этой теме.
Публикаций по проблемам варикозной болезни вен таза и острого тромбоза глубоких вен нижних конечностей, как минимум, за последний год у И.А. Золотухина нет. А тема его научных исследований в более ранний период отражена в названии его докторской диссертации, не имеющей отношения к темам диссертаций А.Е Балашова и Е.И. Селивестрова.
 
В списках работ (приложения 3,4), опубликованных по темам диссертаций
Е.И. Селиверстова и А.В. Балашова научный руководитель И.А. Золотухин в числе соавторов не значится.
 
     Одним из официальных оппонентов по диссертации Е.И. Селиверстова, как это следует из автореферата, является профессор В.Н. Золкин.
На странице сайта РГМУ (приложение 5), посвященной кафедре факультетской хирургии, В.Н. Золкин перечислен среди сотрудников "Курса сердечно-сосудистой хирургии и хирургической флебологии". Руководителем этого курса является профессор А.И. Кириенко, а доцентом - И.А. Золотухин. При этом нужно учесть, что и Е.И. Селивестров работает ассистентом на кафедре факультетской хирургии с "Курсом сердечно-сосудистой хирургии и хирургической флебологии" лечебного факультета РГМУ.
 
     Прежде, чем обнародовать переписку с "Сергеем Гавриловым" я решила встретиться с Сергеем Геннадьевичем Гавриловым, д.м.н., ассистентом кафедры факультетской хирургии лечебного факультета РГМУ. Встреча состоялась 16 октября. Я показала Сергею Генадьевичу письма, которые получила якобы от его имени.
 
     Он подтвердил, что никогда не писал мне, сообщил, что решение шефа относительно диссертации А.В. Балашова является для него законом и не подлежит обсуждению. И изумился тому, что от его имени мне писал человек весьма осведомлённый в подробностях его частной жизни, обещал разыскать по IP-адресу лже-Гаврилова.       Я знаю от самого Сергея Геннадьевича , что 19 октября он обсуждал ситуацию, касающуюся " нашей переписки" с профессором А.И. Кириенко.
 
     Чтобы ознакомиться с диссертациями Е.И. Селиверстова и А.В. Балашова, 26 октября я обратилась в библиотеку РГМУ. Мне было отказано под предлогом того, что библиотека обслуживает только сотрудников РГМУ.
 
Пришлось идти за помощью в Ученый Совет РГМУ. Ученый секретарь Александра Генриховна пошла со мной в библиотеку, и выяснилось, что интересующих меня диссертаций там нет.
 
На следующий день я разговаривала по телефону с председателем диссертационного совета Д 208.072.03 профессором А.И. Кириенко.
<...> (краткий пересказ разговора, который приведён выше. Елена С.).
 
Итак, и от С.Г. Гаврилова, и от А.И. Кириенко я получила косвенное подтверждение тому, что И.А. Золотухин не руководил написанием диссертаций Е.И. Селиверстова и А.В. Балашова.
 
То есть, научное руководство И.А.Золотухина суррогатное, оно предоставлено ему в самый канун защиты готовых диссертаций, чтобы он смог "по-быстрому" подать документы на получение ученого звания профессора.
 
Ученое звание профессора, несомненно, нужно И.А. Золотухину. Его гонорары в фармацевтических компаниях и рекламных изданиях возрастут. Это звание будет делать более привлекательной для пациентов клинику, совладельцем которой он является (ООО "Венозный центр "Профессионал", ОГРН 1097746352252 - приложение 6).
 
Я вовсе не считаю, что сотрудничество в рамках дозволенного с фармкомпаниями и рекламными изданиями, а также совладение клиникой противоречит профессорскому званию.
Если многочисленные заботы оставляют время на руководство аспирантами, то почему бы и нет!
 
     Уважаемый Николай Николаевич, из Вашего жизнеописания я узнала, что Ваш научный руководитель академик Вячеслав Александрович Таболин стал для Вас "не только учителем, но на всю жизнь практически вторым отцом". То есть, Вы знаете, что такое настоящий научный руководитель, и какова его роль в становлении врача!
 
Но это - этическая сторона истории.
 
А есть ещё и формально-юридическая. Почему председатель совета Д 208.072.03 так снисходительно относится к происходящему?
Не потому ли, что он является не только коллегой И.А. Золотухина по кафедре, но и партнером по бизнесу? Я имею в виду ООО "Академия Флебологии", ОГРН 1057749030965 (приложение 7).
 
     Уважаемый Николай Николаевич, РГМУ - Ваша альма-матер, не могу поверить, что Вас не волнует вопрос - что будет с университетом, если его заполнят люди, получившие профессорское звание "по-золотухински".
 
     Ответ на этот вопрос зависит не от финансирования, не от кучки бюрократов, засевших в кабинетах и далёких от понимания проблем образования. Ответ этот зависит только от Вас и возглавляемого вами Ученого совета РГМУ!
 
С уважением,                                                    <...>.
 
01 ноября 2009 г."
 
На следующий день, а это был понедельник 2 ноября, я отвезла своё письмо в приемную ректора. Помощник ректора Людмила Юрьевна, которой я вручила послание, вспомнила, что соединяла меня с ректором: "По-моему, по вашему звонку он начал уже что-то предпринимать".
 
Ещё я зашла к Александре Генриховне и оставила у неё письмо для А.И. Кириенко:
" Председателю диссертационного совета Д 208.078.03
члену-корреспонденту РАМН, профессору А.И. Кириенко
от <...>
 
Глубокоуважаемый Александр Иванович!
 
     На официальном сайте РГМУ размещены объявления о защитах во вверенном Вам диссертационном совете кандидатских диссертаций А.В. Балашова и Е.И. Селивестрова. В объявлениях сказано, что "предполагаемая дата защиты - 9 ноября 2009 г."
Сообщите, пожалуйста, где можно ознакомиться с диссертациями названных авторов?
Утверждение из авторефератов: "С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке университета по адресу: 117997, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1", - не соответствует реальному положению дел. В библиотеке РГМУ диссертации отсутствуют.
Предполагаемая дата защиты указана в авторефератах и в объявлении. Как узнать точную дату?
 
С уважением,                                              <...>.
 
02.11.2009".
 
Через некоторое время, уже в подземке меня настиг телефонный звонок Людмилы Юрьевны. Она сказала, что я нужна Николаю Николаевичу и спросила, когда я смогу разговаривать с ним? "Минут через 20".
Через 20 минут, как и обещала, я перезвонила в приёмную. Людмила Юрьевна ответила, что в данный момент она не может соединить меня с ректором, но перезвонит позже.
 
(продолжение следует)
 
Елена С.
06 декабря 2009 г.


© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft

Warning: Unknown: write failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct () in Unknown on line 0