Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Что мне не позволил сказать диссертационный совет Д 208.072.03 при РГМУ на защитах

М.Н. Кудыкина и А.В. Балашова    

Предисловие

     В понедельник, 14 декабря 2009 года у меня, уважаемые читатели, был весьма хлопотный день. Почему, спросите вы? Очень просто - в диссертационном совете Д 208.072.03 состоялись две защиты - докторской диссертации М.Н. Кудыкина и кандидатской А.В. Балашова. И поскольку им посвящено несколько моих опусов, предназначенных не только для сайта "Дуремар АФР", я сочла нужным присутствовать на этих защитах. Кроме того, мне было что сказать членам диссертационного совета.
 
     Вечером того же дня я опубликовала письмо "Что мне не позволили сказать на заседании диссертационного совета Д 208. 072.03 при РГМУ". Позже, прослушав запись на своем диктофоне, поняла, что нужно это письмо переделать. Решила рассказ об обеих защитах объединить. Практически всё, что было в письме от 14 декабря, я перенесла сюда, сделав весьма внушительные добавления.
 
     Конечно, главным событием того понедельника была защита докторской диссертации Максима Николаевича Кудыкина "Комплексное лечение больных с хронической венозной недостаточностью". Эта защита в числе ещё трёх стояла первой.
 
К медицине я имею отношение только как простая пациентка, но умею читать и провела в библиотеках достаточно времени, чтобы составить своё впечатление о сочинении М.Н. Кудыкина на соискание докторской степени и его печатных работах.
 
С чем я выходила на заседание диссертационного совета? Читателю это станет ясно из начала моего доклада:
 
" Глубокоуважаемые члены диссертационного совета!
Хотелось бы обратить ваше внимание на несколько моментов, связанных с докторской диссертацией Максима Николаевича Кудыкина.
 
В моём выступлении будут содержаться пункты:
  1. Изобретения и патенты на них, упоминаемые в докторской диссертации М.Н. Кудыкина;
2. Кандидатская диссертация М.Н. Кудыкина, защищенная в 2004 году;
3. Список работ, опубликованных по теме диссертации;
4. Примеры заимствований без ссылок, обнаруженные мной в докторской диссертации М.Н. Кудыкина".
 
     То есть, никаких, что называется, медицинских выводов я не собиралась делать.
Конечно, мне как многоопытной флебологической пациентке, а также человеку, который несколько лет пишет о флебологии, было странно читать среди положений, которые Максим Николаевич выносит на защиту, следующий пассаж:
 
" 2.            Адекватная коррекция хронической венозной недостаточности может быть достигнута только при рациональном сочетании хирургического вмешательства, компрессионного лечения и фармакотерапии".
 
Так и хотелось воскликнуть: "Да кто же этого не знает!".
 
А вот ещё занятный момент! На странице 63 диссертации сказано: "Проведен анализ результатов обследования, лечения и наблюдения 1942 пациентов с ХВН", а дальше, на странице 75 написано: "Дополнительно подвергнуты анализу показатели обращаемости к флебологу и оказания специализированной флебологической помощи в новых организационных условиях в период с 2005 по 2007 г.г. (N=1534)".
.
Значит, за 5 лет Максимом Николаевичем охвачены 1942 + 1534 = 3476 человек? И при этом он ещё писал диссертацию, преподавал и т.д. Колосс какой-то!
 
Также было любопытно посмотреть на человека, который подал в "чужой" диссертационный совет столь небрежно оформленную диссертацию - с многочисленными грамматическими ошибками!
 
Меня, наконец, интересовал ответ на вопрос: "Что же заставило главного редактора журнала "Флебология" профессора А.И. Кириенко (он же - председатель диссертационного совета Д 208.072.03, а оппонент В.Ю. Богачев - ответственный секретарь названного журнала) поместить в этом журнале в рубрике "Оригинальные статьи", опусы Максима Николаевича, которые оригинальными не являются, так как были уже опубликованы ранее?".
 
 
К сожалению, члены диссертационного совета были настроены по отношению ко мне как к присланному кем-то лазутчику.
Заседание скорее было отповедью человеку, который, вы только подумайте, узнав на сайте ВАКа о предстоящей защите М.Н. Кудыкина, спешит не просто ознакомиться с диссертацией, но и  приходит на заседание совета! И ещё делает какие-то вопросы!
 
"Ведь это очень подозрительно! Объявления о предстоящих защитах на сайте ВАКа печатают на радость бюрократам, а не для того, чтобы кто-то их читал", - судя по происходящему на защите, примерно так рассуждали уважаемые члены диссертационного совета.
 
Перед моим выступлением делались какие-то намёки, которые я не смогла сходу расшифровать. Некий член диссертационного совета (к сожалению, фамилии его я не знаю) дотошно расспросил, знаком ли Максим Николаевич со мной, знакома ли я с Максимом Николаевичем. И услышав от Максима Николаевича, что тот со мной никогда ранее не встречался, не скрывал, что получил подтверждение некой своей гипотезе.
 
Когда началась вторая защита - защита А.В. Балашова, сидевший неподалеку от меня другой член диссертационного совета рубанул правду-матку:
"Те, кто вас прислал, просчитались! Им надо было прислать хотя бы человека с медицинским образованием!"
 
Я начала объяснять, что меня никто не присылал, что я сама по себе, но поняла, что мой собеседник в это не поверит.
 
Но, давайте, уважаемые читатели, по порядку.
 
Прибытие и начало заседания
 
     Я приехала в РГМУ на ул. Островитянова с большим запасом, чтобы ещё раз зайти в библиотеку. И надо же такому случиться - столкнулась в гардеробе с одним из оппонентов М.Н. Кудыкина - профессором В.Ю. Богачевым. После сдержанного приветствия он укоризненно покачал головой:
-         Не сидится вам дома, уважаемая Елена С.!
-         Да, любопытство, знаете ли.
Вадим Юрьевич задумался ненадолго, а потом произнес многозначительно:
-         Знаете, китайскую пословицу? Любопытство кошку сгубило.
Я ничего не ответила, а только подумала, а, нет ли здесь намека на игру кошки с мышкой?
 
     То, что председатель диссертационного совета вряд ли будет встречать меня с букетом, я догадывалась, но действительность превзошла все мои ожидания.
 
Накануне заседания диссертационного совета я позвонила Главному Ученому секретарю РГМУ проф. А.Г. Максиной, чтобы уточнить, на какое время назначено заседание совета и попутно спросила:
-         Могу ли я положить включенный диктофон на стол, президиума?
-         Да, можете, - ответила Александра Генриховна.
-         Я собираюсь выступать. Может ли председатель совета оборвать моё выступление?
-         Думаю, что нет. Иначе в протоколе должна быть сделана запись, что вам не дали высказаться.
 
Перед началом заседания я подошла к Александру Ивановичу Кириенко, уже сидевшему в председательском кресле:
-         Можно я оставлю здесь, на столе, свой диктофон?
-         Зачем?
-         Здесь лучше слышно, - объяснила я.
-         Нет, нельзя. Это - ваши проблемы.
 
Началось заседание. Как водится, были зачитаны биографические данные и характеристика соискателя.
Я хотела спросить, как называется организация, в которой выполнена диссертация. В характеристике упоминается Военно-медицинский институт ФСБ, а на диссертации написано: "Институт федеральной службы безопасности Российской Федерации".
 
 Но мне чуть было не дали от ворот поворот.
 
Председатель совета, уважаемый Александр Иванович Кириенко грозно попросил:
-         Представьтесь, пожалуйста.
-         Я назвала свои имя, отчество и фамилию.
Но этого оказывается мало!
-         Кто вы?
-         Я - гражданка Российской Федерации, у меня есть паспорт. На защите может присутствовать любой.
-         Нет, не любой, у нас тут ученый совет, - подключился к дискуссии академик В.С. Савельев.
-         Что вы имеете в виду? Есть ли у меня медицинское образование?
-         Да!
-         Нет, я - математик, но в данном случае выступаю как системный аналитик, поэтому моё образование значения не имеет.
       
Словосочетание "системный аналитик" развеселило присутствующих, а академик, услышав о том, что я не имею медицинского образования, удовлетворённо кивнул, и этот кивок означал, что я имею право задать вопрос.
 
Меня подмывало спросить у присутствующих:
-          Слышали ли вы фамилию Андерсен? Его звали Ганс Христиан.
Тем самым я хотела напомнить членам диссертационного совета сказку "Новое платье короля", а также то, что в ней совсем даже не профессиональный портной обнаружил, что король-то голый!
Но Ганс Христиан Андерсен возник в моем выступлении позже.
 
 
Прежде, чем предоставить слово виновнику торжества, Александр Иванович сделал предуведомление. Он объяснил, что Максим Николаевич читает свой доклад, а не произносит как импровизацию, поскольку доклад заверен специальными службами, а на заседании присутствует человек, следящий за тем, чтобы Максим Николаевич не вышел за рамки утвержденного текста.
 
Бывают диссертации "Для служебного пользования", но об их защите не печатают объявлений, и сама защита бывает закрытой. Почему доклад о комплексном лечении больных с хронической венозной недостаточностью должен быть специально согласован? Не ясно. А интересно, утверждают ли спецслужбы сообщения Максима Николаевича на форум Ассоциации флебологов России?
 
Доклад соискателя был абсолютно бесцветным и неинтересным.
 
Мое выступление на защите М.Н. Кудыкина
 
После доклада соискателю делались вопросы. Они были, можно сказать, дежурными. Я тоже спросила насчет количества больных, включенных в иследование, а также, знаком ли М.Н. Кудыкин с диссертацией А.Н. Васягина.
 -Да, знаком, - лаконично ответил соискатель.
 
В предназначенный для этого момент я попросила слова, чтобы поделиться с присутствующими результатами своих исследований диссертации М.Н. Кудыкина, его патентов, публикаций и пр.
 
Вот, уважаемые читатели текст, который мне не позволили произнести:
 
" Глубокоуважаемые члены диссертационного совета! Хотелось бы обратить ваше внимание на несколько моментов, связанных с докторской диссертацией Максима Николаевича Кудыкина.
В моём выступлении будут содержаться пункты:
 
  1. Изобретения и патенты на них, упоминаемые в докторской диссертации М.Н. Кудыкина;
2. Кандидатская диссертация М.Н. Кудыкина, защищенная в 2004 году;
3. Список работ, опубликованных по теме диссертации;
4. Примеры заимствований без ссылок, обнаруженные мной в докторской диссертации М.Н. Кудыкина.
 
Приношу свои извинения за пространный доклад, но, чтобы он вошел в стенограмму, я должна его прочитать.
 
Изобретения
 
Одно из положений, выносимых на сегодняшнюю защиту, звучит так:
 
"4. Усовершенствованные и предложенные новые оперативно-инструментальные технологии, позволяют упростить хирургическое пособие, избежать излишней травматизации тканей".
 
На стр. 83 и не только на этой странице диссертации и в публикациях по теме диссертации упоминается 
 
Патент № 2261699. В списке "Изобретения" из автореферата он указан под номером 1.
 
Согласно данным сайта Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам
дата начала отсчета срока действия патента - 18.11.2002.
 
Авторами являются 13 человек. Первая пятерка авторов:
Измайлов С.Г.,
Измайлов Г.А.,
Резник В.С.,
Бодров А.А.,
Лазарев В.М.
 
Кудыкин М.Н. числится в списке авторов двенадцатым.
 
Правило для списков литературы и изобретений таково - оставляются первые пять соавторов и добавляется "и др.".
Максим Николаевич этим правилом то и дело пренебрегает.
В его автореферате указаны авторы патента - Измайлов С.Г.,
Измайлов Г.А., Кудыкин М.Н.
Статус по данным на 08.12.2009 - прекратил действие. Прилагаю к своему докладу соответствующие данные.
 
Номер 2 в списке. Патент на изобретение № 2264794.
Начало отсчета срока действия патента -29.03.2004.
Дата прекращения действия патента - 30.03.2007
 
Номер 3 в списке "Изобретения".
 
Согласно данным сайта Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам датой начала отсчета срока действия
патента № 2289332 является 13.01.2004, авторами являются 9 человек. Действие патента прекращено 14.01.2007 г.
 
Номер 4 в списке - патент на изобретение № 2283624. Начала отсчета срока действия патента - 09.03.2004.
 
Дата прекращения действия патента - 10.03.2007.
 
Номер 5 в списке - свидетельство на полезную модель № 58353. Начало отсчета срока действия патента - 06.06.2006.
!5 авторов. М.Н. Кудыкин - десятый, но в автореферате указаны авторы:
Измайлов С.Г.,
Измайлов Г.А.,
Резник В.С.,
Кудыкин М.Н. и др.
 
Действие патента прекращено 07.06.2007.
 
Номер 6 в списке - свидетельство на полезную модель №67428.
12 авторов. М.Н. Кудыкин девятый в списке. Но в автореферате указаны авторы:
Измайлов С.Г.,
Измайлов Г.А.,
Кудыкин М.Н. и др.
 
Номер 7. Патент на изобретение №2343922 от 20.01.2009 г.
Начала отсчета срока действия патента 02.02.04.
12 соавторов, М.Н. Кудыкин седьмой. В автореферате написано: Измайлов С.Г.,
Измайлов Г.А.,
Кудыкин М.Н. и др.
 
Номер 8. Патент на изобретение №231443 от 20.08.2008 г. Такого номера в реестре изобретений нет. Возможно, опечатка.
 
В диссертации есть ссылки на патент №2238685, не вошедший в список "Изобретения" в автореферате. Статус этого патента по данным на 08.12.2009 - прекратил действие.
 
Получается, что Максим Николаевич включил в свой "докторский" автореферат и диссертацию ссылки на недействующие патенты.
 
Кандидатская диссертация
 
Почему я так подробно рассказываю об этих патентах, указывая начало отсчета срока действия патента?
 
Дело в том, что кандидатская диссертация Максима Николаевича, защищенная в 2004 году в Нижегородской медицинской академии, называлась "Совершенствование хирургических методов лечения варикозной болезни нижних конечностей".
 
Вот фрагмент её автореферата. Прошу приложить к стенограмме.
 
При беглом взгляде видно, что, по крайней мере, два изобретения, упоминаемые в автореферате докторской диссертации, уже использовались при защите кандидатской диссертации:
 
стр. 23. - Приоритетная справка по заявке на изобретение № 2004106873/14
"Способ чрескожной флебэктомии и устройство для его осуществления".
Это - заявка к патенту № 2283624 (№4) из "докторского автореферата";
.
стр. 24. - "4. Приоритетная заявка на изобретение № 2004109299/14 Веноэкстрактор". Это - заявка к патенту №22647794 (№2) из "докторского автореферата".
 
Требуют анализа и рационализаторские предложения из автореферата кандидатской диссертации. Там упоминаются: флеботом, флебоэкстрактор (ср. веноэкстрактор из "докторского" автореферата), способ оценки косметического эффекта оперативного вмешательства при варикозной болезни нижних конечностей и пр.
 
Например, в статье (№18 в списке автореферата) Кудыкин М.Н., Измайлов С.Г., Чаиркин А.А. Клецкин А.Э. Оценка косметического эффекта хирургического лечения варикозной болезни нижних конечностей // Нижегородский медицинский журнал. - 2006. -№5 упоминается удостоверение на рационализаторское предложение 1553 от 30 марта 2004г.
 
Это же самое удостоверение уже было предъявлено в автореферате кандидатской диссертации М.Н. Кудыкина, правда, там оно датировано 17 марта 2004 года!
 
Но ведь эта статья без ссылок на заимствование дословно цитируется в докторской диссертации Максима Николаевича (стр 153).
 
Или статья
 
Кудыкин М.Н., Измайлов С.Г., Измайлова Т.С. Флеботом // Нижегородский медицинский журнал. - 2005. - №2 (№10).
 
Там упоминается патент №2233130 (кстати, действующий на сегодняшний день!). Но в кандидатской диссертации М.Н. Кудыкина уже предъявлялось положительное решение ФИПС о выдаче патента по заявке на изобретение№ 2002132525/14. Это как раз и есть заявка к вышеназванному патенту.
 
Можено ли считать эти статьи публикациями по докторской диссертации Максима Николаевича?
 
Чтобы прояснить ситуацию, я попыталась разыскать кандидатскую диссертацию Максима Николаевича.
Ни в ЦНМБ, ни в РГБ её нет, хотя и там, и там имеются авторефераты.
 
Я позвонила в Нижегородскую медицинскую академию. У них на сайте указан телефон помощника ректора по по диссертационным советам. Её зовут Лариса Александровна Горбачева. Я спросила, есть ли у них "докторский" совет по хирургии. Она ответила, что есть. Я спросила, а не подавал ли в него диссертацию М. Н. Кудыкин?
 
Тогда Лариса Александровна дала мне телефон председателя диссертационного совета по хирургии. Его зовут Юрий Маркович, фамилии я не знаю. Он М.Н. Кудыкина знает.
Я спросила, а чем объясняется отсутствие кандидатской диссертации Максима Николаевича в ЦНМБ? Он ответил, что диссертации были отправлены по всем положенным адресам.
Я спросила, а можно ли защищать в совете при Нижегородской медицинской академии докторские диссертации по хирургии? Он ответил, что да.
Я спросила, а не подавал ли Максим Николаевич в их совет свою докторскую диссертацию?
На это Юрий Маркович ответил, что он был на апробации докторской диссертации Максима Николаевича, ему показалось, что многое в ней напоминает кандидатскую диссертацию.
При предварительных переговорах о защите председатель диссертационного совета попросил Максима Николаевича принести ему кандидатскую диссертацию и докторскую, чтобы сравнить их.
Максим Николаевич свои диссертации не принес и больше не появлялся в совете.
Юрий Маркович разрешил на него сослаться.
 
 
Список работ, опубликованных по теме диссертации.
 
В автореферате Максима Николаевича соответствующий раздел называется "Список печатных работ, опубликованных по теме диссертации". Позже вы поймете, почему я акцентирую на этом ваше внимание.
В списке 60 наименований.
 
Я составила таблицу. В ней 3 столбца: название издания, количество публикаций в данном издании, вид публикации.
 
 
название издания
количество публикаций в данном издании
вид публикации
1. Материалы 13-й (XVII) Международной конференции Российского общества ангиологов и сосудистых хирургов. 18-12 сент. 2002 г. Ярославль.
2
тезисы
2. Международный хирургический конгресс «Актуальные проблемы современной хирургии» - Труды конгресса, Москва, 22-25 февраля 2003 г.
2
тезисы
3. Нижегородский медицинский журнал
6
статьи
4. Вестник Новых медицинских технологий
2
статьи
5. Международный хирургический конгресс «Новые технологии в хирургии» - Труды конгресса, Ростов-на-Дону, 5-7 октября 2005 г.
2
тезисы
6. Phlebolymphology. - Специальный выпуск. - VI Конференция Ассоциации флебологов России. Москва 23-25 мая 2006 г
5
тезисы
7. Материалы всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы флебологии. Распространенный перитонит». г. Барнаул 30,31 мая 2007 г
5
тезисы
8. Материалы II съезда амбулаторных хирургов Российской Федерации. / Амбулаторная хирургия. Стационарзамещающие технологии. - №4(28) декабрь 2007 г.
6
тезисы
9. Материалы третьего международного хирургического конгресса «Научные исследования в реализации программы «Здоровье населения России» Москва 21-24 февраля 2008 года.
10
тезисы
10.журнал "Флебология".
3
статьи
11. Материалы 19-ой (XXIII) международной конференции общества ангиологов и сосудистых хирургов «КАК УЛУЧШИТЬ РЕЗУЛЬТАТЫ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ С ЗАБОЛЕВАНИЯМИ СОСУДОВ», г. Краснодар, 16 –18 июня 2008 г.
8
тезисы
12. Материалы 7-ой научно-практической конференция Ассоциации флебологов России Москва 15-16 мая 2008 года
5
тезисы
другие тезисы
3
ИТОГО тезисов 48 шт.
 
В списке публикаций по теме диссертации 48 наименований из 60 - тезисы. Это 80% списка!
 
При этом надо заметить, что многие из этих тезисов, идущие под разными номерами совпадают дословно. Приведу несколько примеров.
 
Номер
 
24 .Кудыкин М. Н., Клецкин А.Э., Храмов С.В. Наш опыт оказания флебологической помощи в условиях многопрофильного негосударственного лечебного учреждения // Проблемы клинической медицины. Материалы всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы флебологии. Распространенный перитонит». г. Барнаул 30,31 мая 2007 г. - с. 49
 
дословно совпадает с номером -
 
28.Кудыкин М.Н., Клецкин А.Э., Храмов С.В. Результаты оказания специализированной флебологической помощи в амбулаторных условиях // Амбулаторная хирургия, Стационарозамещающие технологии. - № 4 (28) декабрь 2007 г. С.115-116.
 
Дословно совпадают тезисы под номерами 40, 51.
 
А вот пример небольших косметических исправлений.
 
23. Кудыкин М. Н., Измайлов С. Г., Клецкин А. Э. и др. Влияние сухого экстракта красных листьев винограда на заживление венозных трофических язв // Проблемы клинической медицины. Материалы всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы флебологии. Распространенный перитонит». г. Барнаул 30,31 мая 2007 г. - с. 48.
 
А под номером 27 -
 
Кудыкин М.Н., Измайлов С.Г., Клецкин А.Э., Мухин А.С. Лечение венозных трофических язв в амбулаторных условиях // Амбулаторная хирургия, Стационарозамещающие технологии. - № 4 (28) декабрь 2007 г. с.115.
 
Казалось бы, названия разные, а тезисы эти совпадают практически дословно! В чем различия?
 
В первом случае названа "Цель. Оценить эффективность приёма препарата "Антистакс" у больных с открытыми трофическими язвами венозной этиологии".
 
А во втором - "Цель
Оценить эффективность лечения трофических язв венозной этиологии в амбулаторных условиях".
 
Есть ещё различия.
В первых тезисах пункт "Материалы и методы" начинается предложением: "Проведено проспективное рандомизированное открытое контролируемое исследование".
Во вторых же вместо этого написано: "Все пациенты, включенные в исследование, получали комплексное обследование и лечение в амбулаторно-поликлинических условиях".
Пункт "Вывод" во втором случае начинается со слов "таким образом", а в первом случае эти слова опущены.
 
 
Практически дословно совпадают статьи
43. Кудыкин М.Н., Измайлов С.Г., Бесчастнов В.В., Клецкин А.Э., Мухин А.С., Васягин А.Н. Лечение трофических язв венозной этиологии в амбулаторных условиях. // Нижегородский медицинский журнал. - №1 2008
и
 
44. Кудыкин М.Н., Измайлов С.Г., Бесчастнов В.В., Клецкин А.Э., Мухин А.С., Васягин А.Н. Комплексное лечение трофических язв венозной этиологии // Флебология. - №3. - том 2, 2008 год.
 
Удивительно, что в рецензируемом журнале "Флебология" эта статья идет в рубрике "Оригинальные статьи".
 
Тезисы 2006 года, идущие в списке под номером 13, в превращаются в 2009 году в оригинальную статью в уже упоминавшемся журнале "Флебология", номер 60 в списке.
 
Требуется также сравнение статьи 
58. Кудыкин М.Н., Измайлов С.Г., Тишкова С.К. Сравнение эффективности изолированного прошивания и межлигатурной флеботомии для достижения облитерации подкожных вен: экспериментальное исследование // Флебология. - №4. – 2008 с результатами, содержащимися в кандидатской диссертации М.Н. Кудыкина".
 
Подчеркиваю, что привожу только примеры.
 
Список в автореферате составлен весьма небрежно. Неточно указаны номера страниц, произвольно обрубаются списки авторов.
 
Так в тезисах, идущих в списке под номером 17 (28 строк, 4 предложения), 13 авторов. Указание на это нет. Должно быть написано и др.
 
Список литературы необходимо проанализировать ещё с такой точки зрения.
 
Вот приложение к журналу Флеболимфология с материалами VI конференции Ассоциации флебологов России. (5 публикаций).
Нет никаких выходных данных. Эта брошюра не прошла редакционно-издательскую подготовку. Поэтому к ней не применялся Федеральный закон об обязательном экземпляре, то есть не было рассылки.
 
Упоминания об этой брошюре нет ни в каталогах ЦНМБ, ни в каталогах РГБ, ни в базах данных Книжной Палаты РФ. Это издание не может считаться печатным.
Титульный лист, оборот титульного листа и концевую полосу прошу приложить к стенограмме.
 
То же самое можно сказать и о "Материалах третьего международного хирургического конгресса «Научные исследования в реализации программы «Здоровье населения России» Москва 21-24 февраля 2008 года". (10 публикаций)
Титульный лист, оборот титульного листа и концевую полосу прилагаю.
 
Есть издания, которые мне раздобыть не удалось.
 
Помимо тезисов и статей с списке литературы указаны и 2 монографии:
 
  1. Измайлов С.Г., Измайлов Г.А., Кудыкин М.Н., Аверьянов М.Ю., Аверьянов А.Ю. Технические аспекты хирургического лечения варикозной болезни нижних конечностей. / М с предъявляемым в автореферате кандидатской диссертации учебно-онография. Издательство НГМА, Нижний Новгород, 2005.
 
Вот оглавление, хорошо бы сравнить это издание с методическим пособием, названным в автореферате кандидатской диссертации, и определить в какой степени они совпадают.
****
2. Кудыкин М.Н., Измайлов С.Г., Клецкин А.Э., Мухин А.С. Комплексное лечение хронической венозной недостаточности / Монография. Издательство «Дятловы горы», Нижний Новгород, 2008.
 
Об издании нет упоминания ни в ЦНМБ, ни в РГБ, ни Книжной палате РФ.
На сайте издательства "Дятловы горы" есть информация об изданных книгах, но упоминания об этой публикации нет.
Телефоны издательства не отвечают. На моё письмо ответа нет. А сравнить это издание с докторской диссертацией М.Н. Кудыкина очень важно.
 
Кстати, я направляла председателю диссертационного совета письмо с запросом, где можно ознакомиться с рядом публикаций из списка М.Н. Кудыкина, но Александр Иванович не ответил.
 
 
Заимствования
 
     В Положении "О порядке присвоения ученых степеней" сказано: " Диссертация должна быть написана единолично", а также: "При написании диссертации соискатель обязан давать ссылки на автора и источник, откуда он заимствует материалы или отдельные результаты <...> Указанные ссылки должны делаться также в отношении научных работ соискателя, выполненных им как в соавторстве, так и единолично".
 
В 2008 году, точнее, 26 ноября Андреем Николаевичем Васягиным в Нижегородской медицинской академии была защищена кандидатская диссертация "Комплексное лечение трофических язв при хронической венозной недостаточности".

 
Из авторефератов диссертаций, защищаемой сегодня и защищенной 26 ноября 2008 года, становится ясно, что Максим Николаевич Кудыкин выносит на защиту в своей докторской диссертации положения, которые уже были защищены годом ранее. Приведенная ниже таблица это демонстрирует.
 
 
Автореферат
М.Н. Кудыкин
"Комплексное лечение больных с хронической венозной недостаточностью"
Нижний Новгород, 2009
Автореферат
А.Н. Васягин "Комплексное лечение трофических язв при хронической венозной недостаточности"
Нижний Новгород, 2008
Цель
исследо-
вания:
Разработать и внедрить комплексную систему лечения ХВН путем оптимизации лечебно-профилактических мероприятий, совершенствования лечебной тактики, медицинского инструментария и фармакотерапевтических средств лечения этой патологии.
Разработать и обосновать применение стандартизированного универсального протокола комплексного лечения больных с трофическими язвами венозной этиологии.
Задачи:
 
<...>
2. Разработать <...>, комплексный универсальный протокол лечения ТЯВЭ и внедрить их в клиническую практику.
<...>
1. Оценить эффективность предложенного стандартизированного протокола лечения венозных трофических язв по сравнению с существующими методами и средствами лечения.<...>
Научная
новизна
 
(плюс основные положения диссертации, выносимые на защиту в диссертации Кудыкина)
(стр. 7)
7. Новые топические фармакологические средства и лекарственные композиции на основе ксимедона и его производных достоверно повышают эффективность лечения ХВН.
8. Производные кверцитина являются эффективным средством комплексной терапии ХВН в стадии трофических расстройств и могут быть использованы в клинической практике.
9. Разработанный протокол комплексного лечения ТЯВЭ позволяет существенно сократить сроки заживления язвенного дефекта.
(стр. 5)
1. Предложен универсальный стандартизированный протокол комплексного лечения венозных трофических язв.
2. Впервые изучены изменения микроциркуляторного русла с использованием высокочастотной допплеровской флоурометрии при выполнении различного рода лечебных воздействий.
3. Впервые изучено влияние производных кверцетина на скорость заживления язвенного дефекта.
 
(стр. 8)
Предложен новый универсальный комплексный протокол лечения трофических язв венозной этиологии.
 
Внедрение в практику
 
(Реализация
результатов исследования в диссертации
Кудыкина)
<...>
 
Результаты выполненных научных исследований внедрены в работу хирургических отделений городских больниц № 12,13,40 г. Н.Новгорода, БСМП г. Дзержинска. Материалы диссертации используются на занятиях со слушателями Института ФСБ России; студентами, врачами курсантами циклов тематического и общего усовершенствования по хирургии, сердечно-сосудистой хирургии и флебологии, врачами интернами и клиническими ординаторами проходящих обучение в НижГМА.
Результаты исследования апробированы и внедрены в практику сосудистого отделения городской больницы №13, хирургических отделений городских клинических больниц №12 и №40 г. Н. Новгорода и хирургического отделения больницы скорой медицинской помощи г. Дзержинска, а также негосударственной клиники «Персона» медицинского центра «Нижфарм». Материалы диссертации включены в лекционный курс для хирургов-курсантов, клинических ординаторов и интернов кафедры хирургии ЦПК и ППС ГОУ ВПО НижГМА Минздрава и соцразвития РФ.
 
Добавлю несколько цитат из авторефератов.
 
М.Н. Кудыкин: "(стр. 16) В качестве флеботропного средства был выбран препарат Антистакс®, он назначался в дозе 720 мг в течение 10 дней, затем 20 дней в дозе 360 мг".
 
А.Н. Васягин: "(стр. 21) Для практического использования рекомендуется наиболее оптимальное средство системной патогенетической терапии на основе производных кверцетина – сухой экстракт красных листьев винограда (препарат Антистакс®), который должен применяться в течении 8 недель по схеме 720 мг первые 10 дней и 360 мг – оставшиеся дни".
 
М.Н. Кудыкин: "(стр. 15) разработана мазевая композиция "<...>, содержащая полиэтиленоксид 400 - 77,52 г; полиэтиленоксид 1500 – 19,38 г; ксимедон - 1 г; гидрокортизона гемисукцинат - 0,1 г; борная кислота - 2 г. Для лечения ТЯВЭ во вторую фазу раневого процесса предложена 10% мазь ксимедона - лекарственная форма на вазелин–ланолиновой основе".
 
А.Н. Васягин: "(стр.21) <...> рекомендуется новая лекарственная смесь, состоящая из ксимедона, гидрокортизона гемисукцината и борной кислоты <...>".
 
 
В нижеследующей таблице приведены примеры дословных заимствований Максима Николаевича без ссылок на их источники из диссертации А.Н. Васягина и статей.
 
Диссертация уже защищённая
Васягин А.Н.
"Комплексное лечение трофических язв при хронической
венозной недостаточности",
Нижний Новгород, 2008
Кудыкин М.Н. "Комплексное лечение больных с хронической венозной недостаточностью",
Нижний Новгород, 2009
Статья, из которой
Н.М. Кудыкиным
 сделано
заимствование без ссылок
 
 
стр. 69
строки 2 - 22
№23 из списка литературы
(5 соавторов)
№ 27 из списка литературы
(3 соавтора)
 
стр. 71
"Лечение в контрольных группах <...>
 
стр. 71
"Предложенный нами лечебный протокол применялся в основных группах и состоял из разнонаправленных терапевтических воздействий:
1.Максимально ранняя оперативная коррекция извращенного венозного кровотока:
2.Активное механическое удаление нежизнеспособных тканей;
3. Использование поливалентного флеботропного средства (Антистакс <...>);
4. Назначения препарата для стимуляции процессов физиологической и репаративной регенерации (Ксимедон);
5. Местное применение поливалентного топического средства
(Ксигидробор);
6. Проведение аппаратной пневмокомпрессии нижних конечностей;
7. Использование компрессионного эластичного трикотажа.
статья с 5-ю соавторами
"Комплексное лечение трофических язв",
Флебология, 3, 2008.
 
Текст статьи практически дословно совпадает с текстом статьи (5 соавторов)
"Лечение венозных трофических язв в амбулаторных условиях",
Нижегородский медицинский журнал, 2008, №1.
стр. 60
3.1 Местное лечение
стр. 71, начиная с 6 строки снизу
 
стр. 67, начиная со слов: "Для осуществления"... 
стр. 82,
начиная со слов: "Для осуществления"...
 
стр.56
2.2.5 Лазерная допплеровская флоурометрия
стр. 88
2.4 Методы оценки изменений в микроциркулярном русле
 
стр. 51., начиная со слов: "Оценка динамики субъективных
 
стр. 91, начиная со слов: "Оценка динамики субъективных проявлений.
 
стр. 53, начиная со слов: "До начала лечебных мероприятий"...
стр. 93, начиная со слов: "До начала лечебных мероприятий"...
 
стр. 74,
8 строка снизу, начиная со слов: "Уже на 4- сутки лечения
рис 13 и 14
стр. 131
5 строка сверху, начиная со слов:
 
"Уже на 4- сутки лечения" .
рис. 20
 
стр. 94
" Клинический пример1
Больная О., 54 лет"...
 
Фото Рис. 22, 23
стр. 133
"Пример1
Больная С., 54 лет"...
 
Фото Рис.22, 23
(хотя клинические примеры описаны разные)
Что подтверждает этот клинический пример. Не является ли это подделкой?
стр.98
фото Рис.25
стр. 138
фото Рис. 25
 
 
стр. 153.,
начиная со слов:
"На основании опроса 60 женщин в возрасте от 27 до 56 лет"
 
статья с 4-мя соавторами
"Оценка косметического эффекта хирургического лечения варикозной болезни нижних конечностей",
Нижегородский медицинский журнал, 2006, № 5.
стр. 106 (Заключение)
<...>
Предложенная лечебная программа в основной группе представляла стандартизированный универсальный подход к лечению трофических венозных трофических язв с четкой патогенетической аправленностью и состояла из:
ранней оперативной коррекции извращенного венозного кровотока;
 
активного механического удаления нежизнеспособных тканей;
 
средства ксигидробора (содержащего ксимедон, гидрокортизон и борную кислоту) для местного лечения;
 
пневмокомпрессии нижних конечностей;
 
компрессионного трикотажа;
 
использования поливалентного флеботропного средства на основе производных кверцетина (Антистакс);
стр.193 (Обсуждение) <...>
"Предложенный нами лечебный протокол применялся в основных группах и состоял из разнонаправленных терапевтических воздействий:
1.активное механическое удаление нежизнеспособных тканей;
2.использование поливалентного флеботропного средства (Антистакс);
3. назначения препарата Ксимедон для стимуляции процессов физиологической и репаративной регенерации;
4. местного применения препарата
Ксигидробор;
5. проведение аппаратной пневмокомпрессии нижних конечностей;
6. использование компрессионного эластичного бинтования;
7. ранняя оперативная коррекция извращенного венозного кровотока.
 
 
 
 
Примеры заимствований без ссылок не исчерпываются этой таблицей.
 
В заключение я снова процитирую "Положение о порядке присвоения ученых степеней":
"В случае использования заимствования материала без ссылки на автора и источник заимствования диссертация снимается с рассмотрения вне зависимости от стадии её рассмотрения без права повторной защиты".
 
Глубокоуважаемые члены диссертационного совета! Я призываю вас поступить в соответствии с "Положением".
 
Спасибо за внимание".
 
В разгар моего выступления началось то, что называют улюлюканьем.
-         Клевета! - воскликнул кто-то.
 
Один из уважаемых членов диссертационного совета даже воскликнул мне:
 
-         Прекратите нас насиловать!
 
Гул негодования усилился, когда я дошла до пункта "Заимствования". Тут председатель диссертационного совета своей властью пытался меня просто остановить. Но не тут-то было! Я решила, во что бы то ни стало прочитать хотя бы заключительные предложения. В ответ на моё: " В заключение я снова процитирую "Положение о порядке присвоения ученых степеней" кто-то крикнул:
 
-         Прекратите заниматься плагиатом!
 
Замечу, что слова плагиат лично я не произнесла ни разу. Я придерживалась того, что принято в документах - "заимствование".
 
Поразительно, но когда я привела пример заимствования М.Н. Кудыкиным фотографий из другого клинического случая, некто прокричал:
 
-         А трофические язвы все очень похожи!
 
Это - уровень дискуссии!
 
Мы с членами диссертационного совета как бы поменялись ролями. Обычно неспециалист выражает эмоции, впечатления и давит этим на присутствующих.
А тут наоборот, я приводила конкретные данные, а в ответ слышала заклинания -
тема актуальная. Кто-то даже не постеснялся сказать, что эта докторская диссертация - лучшая из защищенных за последние годы в этом совете!
 
Присутствие на защите докторской диссертации М.Н.Кудыкина было для меня очень полезным. Я поняла, что медицина наша находится в кризисе куда более глубоком, чем можно предположить. Если уж столь авторитетные в медицинском мире люди не способны к беспристрастному анализу, к ответу на поставленные вопросы, то чего же ждать!
 
Естественно, после меня выступили персоны, имеющие не только медицинское образование, но и академические звания.
 
Как может проголосовать совет, если академик Савельев заявляет, что он будет голосовать - "за", предварительно сообщив, что он 25 лет был председателем экспертного совета в ВАКе!
 
Тем более, что тайное голосование устроено незатейливо -
вначале один человек проходит и раздает тесно сидящим членам ученого совета бюллетени, а следом проходит другой с урной и собирает эти бюллетени.
 
Не буду вас, уважаемые читатели томить - итог голосования 23 - "за", 0 - "против".
Александр Иванович произнес удовлетворенно:
-         Ну вот, трудная защита прошла.
 
Finita la comedia? Поживем - увидим...
 
Защита А.В. Балашова
 
Должна сразу сказать, что держать в руках кандидатскую диссертацию А.В. Балашова очень приятно. Она тщательно оформлена, никаких следов небрежности!
 
Но название этой диссертации повторяет название главы № 4 из докторской диссертации С.Г. Гаврилова, защищенной годом ранее.

Всё очень похоже, с точностью до названия подпунктов. Проценты в одноименных таблицах отличаются за счет разного числа больных, включенных в исследование. И, к сожалению, не обошлось без заимствований. Но об этом позже.
 
У меня к соискателю было два вопроса.
 
Первый: "Когда вашим научным руководителем был назначен И.А. Золотухин?"
 
Этот вопрос вызвал бурю негодования. Вначале председатель диссертационного совета, а затем и академик Савельев в один голос возразили, что это вопрос не имеет отношения к диссертанту.
 
Я ответила, что, если это секрет, но не надо отвечать, и перешла ко второму вопросу: "Знакомы ли вы с содержанием диссертации С.Г. Гаврилова?"
 
Александр Валерьевич ответил, что знаком.
 
После этого академик Савельев сказал, что он как заведующий кафедрой ответит на мой первый вопрос.
Глубокоуважаемый Виктор Сергеевич сообщил, что он был научным руководителем А.В. Балашова, а в конце, на стадии подготовки диссертации к защите, передал руководство И.А Золотухину. Присутствующим было сообщено, что все участвовали в этой диссертации. Александр Иванович сказал: "Лично я оперировал этих больных!"
 
Выступление научного руководителя на последней стадии - И.А. Золотухина было кратким и вялым. Оно состояло, скорее, из характеристики соискателя, нежели его диссертации.
 
Потом выступили оппоненты.
 
А далее слово взял профессор Магомед Дибирович Дибиров. Он был оппонентом на защите докторской диссертации С.Г. Гаврилова и сообщил присутствующим, что эта диссертация не имеет ничего общего с диссертацией А.В. Балашова. Вернее наоборот.

Поторопился Магомед Дибирович. Надо было бы ему даму, то есть меня, пропустить вперёд! Но он этого не сделал.
 
Выйдя к микрофону, я увидела удивленные лица членов диссертационного совета. Они не понимали, что же я буду сейчас говорить!
 
Я подлила масла в огонь! Прежде, чем зачитывать свой доклад, сказала, обращаясь к членам диссертационного совета:
 
-         Вы можете начинать топать ногами, выкрикивать что-нибудь...
 
Меня остановил негодующий Александр Иванович. Он сказал, что мне предоставляется 5 минут. Но вам, уважаемые читатели, я сообщаю полный текст подготовленного выступления:
"
1. Заимствования.
 
 
 
А.В. Балашов "Клиническая и инструментальная диагностика варикозной болезни вен таза",
2009
 
(глава под таким же названием есть в диссертации С.Г. Гаврилова)
 
С.Г.Гаврилов "Диагностика и лечение варикозной болезни вен таза",
2008
 
стр.?
Глава 4 " Клиническая и инструментальная диагностика варикозной болезни вен таза"
Введение
стр. 6
Задачи исследования
1. Изучить клиническую картину варикозной болезни вен таза и определить наиболее характерные для неё признаки.
<...>
4. Разработать оптимальный алгоритм обследования больных варикозной болезнью вен таза для определения тактики лечения.
стр.7.
Задачи исследования
  1. Изучить клинические проявления ВБВТ и выявить характерные для этого заболевания симптомокомплек-сы
<...>
6. Создать алгоритм обследования пациентов с ВБВТ
 
стр. 7
<...>
Положения, выносимые на защиту
4. Алгоритм обследования больных с участием флеболога, гинеколога, специалистов смежных специальностей, а также рационального последовательного использования инструментальных методов исследования обеспечивает высокую точность диагностики и позволяет выбрать оптимальную тактику лечения.
стр. 8
<...>
Положения, выносимые на защиту
4. Алгоритм обследования больных ВБВТ наряду с клиническим и гинекологическим обследованием должен включать в себя комплекс ультразвуковых, радионуклидных и рентгеноконтрастных исследований, что позволяет достоверно подтвердить либо опровергнуть диагноз ВБВТ.
 
стр. 7.
 
Научная новизна
<...>
Впервые подробно изучены клинические симптомы ВБВТ, разработаны дифференциально- клинические критерии заболевания
<...>
Разработана оригинальная методика определения степени тазового венозного полнокровия - эмис-сионная компьютерная томография с меченными аутоэритроцитами.
стр. 10.
 
Научная новизна
<...>
Впервые детально изучена клиническая картина ВБВТ, выработаны клинические дифференциально-диагностические критерии заболевания.
<...>
В результате проведен-ного исследования впер-
вые в стране использован новый способ диагностики тазового венозного пол-нокровия - эмиссионная компьютерная томо-графия тазовых вен с использованием меченых in vivo эритроцитов
Глава 1 (обзор литературы)
стр.10
переставлены местами 1 и 2 предложения по сравнению с дис. Гаврилова
"Более 150 лет назад
Richet M.A. во время операции
 
удалены отдельные, не имеющие влияние на смысл слова
"различные исследователи"
 
"отечественные авторы для"
 
стр. 14.
«По данным Савицкого Г.А. [2000] с соавт., у многих больных можно выявить наличие выраженных, заметных даже неспециалисту [исправлена ошибка Гаврилова] нарушений психической сферы, которые проявляются бессон-ницей, раздражительностью, нарушением трудоспособности, повышенной тревожностью, а в более тяжелых случаях явной или маскированной депрессией».
При этом работа Blackwell R.E. [1998] в библиографии есть
 
Стр.11-21
Клиническая диагностика
с точностью до перестановки предложений совпадает с соответствующим разделом в диссертации Гаврилова
Пример комический
стр. 12
" По наблюдениям Кириенко А.И. с соавторами [2003], у больных с
с симптомами ТВП хроническая тазовая боль определялась у 63% пациенток. При этом боль характеризовалась как тупая у 80%, ноющая у 90%, постоянная у 80%, схваткообразная у 10%, колющая у 10% больных.
Боль иррадировала в левую ногу у 20%, в левую паховую область у 20%, в поясницу у 30%, в промежность у 20% пациенток".
 
Клиническая диагностика
с.11 - 21
написаны под большим влиянием материала из диссертации Гаврилова
стр.13
"В 1857 году
Richet M.A. во время операции
 
"иностранные исследователи"
 
"В отечественной литературе для обозначения"
 
Стр.18
 
Клиническая диагностика
с точностью до перестановки предложений совпадает
 
пример неточностей
 
стр. 20. строки 9-16
«По данным Blackwell R.E. [1998] с соавт., у многих больных можно выявить наличие выраженных, заметных даже не специалисту нарушений психической сферы, которые проявляются бессон-ницей, раздражительностью, нарушением трудоспособности, повышенной тревожностью, а в более тяжелых случаях явной или маскированной депрессией».
 
 
«По данным
 
 
Пример комический
стр. 18
"Исследования[ми] MinamiguchiN.[ 1998] показано
(так в тексте), показано, что хроническая тазовая боль у пациенток с симптомами ТВП определялась в 63% случаев. При этом они характеризовали пелвалгии как тупые - в 80%, ноющие - в 90%, постоянные - в 80%, схваткообразные - в 10%,
колющие - в 10% случаев.
Боль иррадировала в левую ногу у 20%, в левую паховую область у 20%, в поясницу у 30%, в промежность у 20% пациенток".
примеры дословного совпадения
1. стр 15
строки 9-19,
 
2.стр.18
строки 18-27
стр. 20.
3.пункт «Лапароскопия» получен из сответствующего пункта диссертации Гаврилова
стр. 24
 
1.стр. 20
строки 17-27,
 
2.стр. 24
строки 11-19
Глава 2
Характеристика клинических наблюдений и методов исследования
 
90 больных с 2000 по 2008 г.
Общая характеристика клинических наблюдений, методов исследования и лечения
 
104 больных с 2000 по 2007 год
 
стр.26,27
Характеристика методов исследования
 
2.2.1
Ультразвуковое иследование органов малого таза
практически дословно совпадает
(изложение)
 
стр. 38,39.
Характеристика методов исследования
2.3.1 Ультразвуковое иследование органов малого таза
гл.3
1.стр. 43
последняя строка
 и далее на стр.44 первый абзац строки 1- 21.
 
2.стр.44
На рис. 17 представлен клинический пример объективной оценки ХТБ у пациентки В.,40 лет
  1. стр. 82
  2. строки 8 – 24
 
2.стр. 82
На рис. 23 представлен клинический пример объективной оценки хронической тазовой боли у женщины В.,40 лет, ИБ №30945
 
стр 94
алгоритм обследования больных при ВБВТ
стр. 128
 
Алгоритм
 
есть дополнительная строка в таблице Балашова
Диссертация Балашова
табл.17
стр 90
 
Дифференциально-диагностические признаки варикозной болезни вен таза и гинекологической патологии
Диссертация Гаврилова
табл. 18 стр. 127
 
Дифференциально-диагностические признаки ВБВТ
Гаврилов получил Дифференциально-диагностические признаки ВБВТ.
В чем усовершенствование Балашова?
табл.17
стр 90
Дифференциально-диагностические признаки варикозной болезни вен таза и гинекологической патологии
 табл. 18 стр. 127
Дифференциально-диагностические признаки ВБВТ
 
Список литературы получен из списка литературы к диссертации Гаврилова методом вычеркивания
 
В обзоре литературы без ссылок использованы дословные заимствования из статьи5. Балашов А.В., Каралкин А.В., Гаврилов С.Г. Клиническая и инструментальная диагностика варикозной болезни вен малого таза. // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. – 2007. – №2. – с. 50-55
 
 
 
2. Список работ, опубликованных по теме диссертации.
 
Три работы публикациями не являются. Две из «Материалов III хирургического конгресса. Москва. – 2008», одна из брошюры «Флеболимфология. Специальный выпуск. Материалы VI научно-практической конференции Ассоциации флебологов России. Москва. – 2006. ».
Названные сборники не прошли редакционно-издательскую обработку, у них отсутствуют выходные данные, ISBN.Значит, к ним не применялся "Закон об обязательном экземпляре". Упоминания о них нет в каталогах ЦНМБ,
РГБ, базах данных «Книжной палаты РФ».
 
Копии обложек и титульных листов этих изданий прилагаю.
 
3. Каралкин А.В., Гаврилов С.Г., Кириенко А.И., Балашов А.В., Москаленко Е.П. Состояние мышечно-венозной помпы нижних конечностей у больных с тазовым венозным полнокровием. // Флеболимфология. Специальный выпуск. Материалы VI научно-практической конференции Ассоциации флебологов России. Москва. – 2006. – с. 16
 
9 Гаврилов С.Г., Ревякин В.И., Капранов С.А., Балашов А.В., Беляева Е.С. Отдаленные результаты хирургического лечения синдрома тазового венозного полнокровия. // Материалы III хирургического конгресса. Москва. – 2008. – с. 259
11. Гаврилов С.Г., Каралкин А.В., Балашов А.В., Беляева Е.С.   Эффективность препарата «ДЕТРАЛЕКС» в лечении синдрома тазового венозного полнокровия. // В сборнике 3-го хирургического конгресса. Москва. – 2008. – с. 260
(здесь неправильно указано название сборника)".
 
Итоги голосования -  "за" 23, против - "0".
 
Что тут комментировать? Если бы руководителем числился С.Г. Гаврилов, то всё ясно, а если руководитель - И.А. Золотухин, то нужно снимать диссертацию А.В. Балашова по заимствованиям. А жаль!
Ведь могла бы возникнуть школа по варикозной болезни вен таза!
 
(продолжение следует)
 
Елена С.
16 декабря 2009 г.
 

Послесловие

 
     Ах, как бы мне хотелось, высокочтимые читатели, закончить этот опус классически - выводами: "Итак, мы установили, что...". Не получается . Остаётся много вопросов.
 
     На заседании совета Д 208.072.03 от 14 декабря 2009 г. присутствовали два ответственных сотрудника журнала "Флебология" - главный редактор профессор А.И. Кириенко, он же председатель диссертационного совета, а так же ответственный секретарь профессор В.Ю. Богачев, он же первый оппонент Максима Николаевича Кудыкина.
 
То, что две статьи:
Кудыкин М.Н., Измайлов С.Г., Бесчастнов В.В., Клецкин А.Э., Мухин А.С., Васягин А.Н. Комплексное лечение трофических язв венозной этиологии // Флебология. - №3. - том 2, 2008 г. и
 
Клецкин А.Э., Кудыкин М.Н. Оценка информативности ультразвукового дуплексного сканирования и контрастной флебографии при исследовании вен нижних конечностей в условиях функциональных нагрузок // Флебология. - том 3, №1. - 2009 г., помещенные в рубрике "оригинальные статьи", таковыми не являются, уже написано.
 
     Есть ещё и третья "оригинальная" статья - Кудыкин М.Н., Измайлов С.Г., Тишкова С.К. Сравнение эффективности изолированного прошивания и межлигатурной флеботомии для достижения облитерации подкожных вен: экспериментальное исследование // Флебология. - №4. – 2008. - С.18-24.
 
Во-первых, как это не раз случается в списке работ, опубликованных Максимом Николаевичем по теме диссертации, он перевирает номера страниц. У него указано: С. 18 -24, то есть 7 страниц, а реально статья занимает страницы 40 -43, то есть, её объем - 4 страницы!
 
Но это - полбеды. Десять кроликов породы шиншила, на которых проводился эксперимент, перепрыгнули в журнал "Флебология" из кандидатской диссертации доктора Кудыкина. Достаточно посмотреть в автореферат от 2004 года, чтобы в этом убедиться. Значит,  и эта статья не является публикацией по теме докторской диссертации!
 
Получается, что либо ответственный секретарь и главный редактор "Флебологии" не участвуют в формировании редакционного портфеля, либо председатель диссертационного совета и оппонент не вполне оценили достоверность и новизну результатов, сформулированных в диссертации!
 
     Делать предположения насчет иных причин, побудивших главного редактора и ответственного секретаря "сделать" М.Н. Кудыкину три "оригинальные" статьи в идущих подряд номерах - №3, №4 2008, №1 2009 - журнала "Флебология", мне мешают слова главного редактора из статьи "К читателям".
 
Она была опубликована в самом первом номере. Вот что обещал тогда Александр Иванович: "Важнейшее направление работы журнала "Флебология" - публикация результатов оригинальных исследований. Мы предполагаем использование наивысших стандартов рецензирования, отбора и редактирования статей".
 
     В конце концов, уважаемый председатель диссертационного совета Д 208.072.03 член-корреспондент РАМН А.И. Кириенко мог и не потрудиться попросить у М.Н. Кудыкина даже не его кандидатскую диссертацию, а её автореферат. То же самое можно предположить и насчет диссертации и автореферата А.Н. Васягина.
 
Да и на слух, когда ученый секретарь света зачитывал "бумаги", Александр Иванович, должно быть, не уловил, что секретарем на апробации докторской диссертации соискателя был доктор Бесчастнов, соавтор М.Н. Кудыкина, а характеристику для защиты ему подписал другой соавтор - А.С. Мухин. 
 
Но на защите должна была присутствовать персона, выступления которой я ждала с нетерпением! Сейчас, уважаемые читатели, вы поймете, о ком я говорю.
 
Посмотрите на эти объявления и найдите, нет, не n различий, общие детали:
 
 
Это - оборот титульного листа "кандидатского" автореферата М.Н. Кудыкина.
 
Далее - объявление о защите А.Н. Васягина с сайта Нижегородской государственной медицинской академии:
 
 
 
 
Наконец, цитата из "докторского" автореферата М.Н. Кудыкина:
 
"Научный консультант:
доктор медицинских наук, профессор Измайлов Сергей Геннадьевич
 
Официальные оппоненты: 
доктор медицинских наук, профессор       Богачев Вадим Юрьевич
доктор медицинских наук, профессор       Кунгурцев Вадим Владимирович
доктор медицинских наук, профессор      Овчинников Вадим Александрович".
 
Вы, конечно же, обратили внимание, уважаемые читатели, что во всех трех случаях одним из оппонентов был Вадим Александрович Овчиннников.
 
Именно эта персона меня и интересовала.
 
Из каталога ЦНМБ я узнала, что в 1969 году в г. Горьком Вадим Александрович защитил кандидатскую диссертацию, которая не имела отношения к сосудистой хирургии.
 
К докторской диссертации, в названии которой присутствует упоминание о реконструктивной хирургии атеросклеротических окклюзий артерий нижних конечностей, он шел целых 17 лет - защита состоялась в 1986 году в том же славном городе.
 
Кстати, одним из оппонентов на его защите был Вадим Владимирович Кунгурцев, он же - оппонент Максима Николаевичса, а ведущей организацией - Второй московский медицинский институт, который сейчас именуется РГМУ им. Н.И. Пирогова. 
 
 
Мои надежды услышать отзыв уважаемого профессора Овчинникова и сделать ему вопросы, если позволит, конечно же, глубокоуважаемый академик, не оправдались, так как Вадим Александрович на защиту не приехал.
 
"Гипертонический криз", - так объяснил это обстоятельство председательствующий Александр Иванович Кириенко.
 
Я напрягла слух. Раз оппонент отсутствует, сейчас зачитают его отзыв. Профессор наверняка отметит заимствования в докторской диссертации Максима Николаевича Кудыкина из его же кандидатской диссертации, а также из кандидатской диссертации А.Н. Васягина.
 
Ничего подобного! Были отмечены орфографические ошибки соискателя докторской степени, а также его небрежность в работе с библиографией. Вы подумайте только, Максим Николаевич, разбойник, потерял у какой-то монографии одного из авторов. Примечательно, что страницы диссертации, на которых оппонент обнаружил ошибки, в отзыве не указаны.
 
Я готова была поспорить с оппонентом, у меня с собой, между прочим, была диссертация А.Н. Васягина, автореферат кандидатской диссертации Кудыкина. Но....не пришлось. Что ж тут поделаешь!
 
Мне стало очень стыдно за профессора Овчинникова, как позже, на защите А.В. Балашова, за профессора Дибирова.
 
Всё было предрешено. Главное - любой ценой, пусть даже прегрешениями против научной истины, дать отпор врагу, то есть мне, и тем силам, которые за ним, за мной, то есть, стоят.
 
Большего абсурда вообразить невозможно!
 
Ведь гипотезу о стоящих за мной враждебных (кому???) силах можно было легко опровергнуть простым визитом в библиотеку РГМУ! С диссертацией М.Н. Кудыкина предлагалось ознакомиться только там, в диссертационном зале. Если бы кто-либо из членов ученого совета поинтересовался, кто же брал диссертацию Кудыкина, он получил бы ответ на вопрос о темных силах.
 
Но поскольку никто не взял на себя такого труда, то простую пациентку, которая в соответствие со своими умственными возможностями пытается разобраться в устройстве российской флебологии, диссертационный совет вобазил агентом темных сил, желающих не иначе, как этот совет погубить!
 
(продолжение следует)
Елена С.
21 декабря 2009 г.

Отступление от послесловия

     Конец года! Но, среди мыслей о многочисленных делах и предстоящих скоро каникулах меня, уважаемые читатели, то и дело посещала мысль и о том, что надо бы дописать этот опус, тем более, что осталось совсем чуть-чуть - я уже дошла до послесловия! 

Но в пятницу, 25 декабря, произошло событие, которое вынуждает меня сделать это отступление.
Что-то около 11 утра, в самое неподходящее для этого время, раздался телефонный звонок. Номер, высветившийся на экране, был незнакомым, но я ответила.
 
-         Здравствуйте, Елена С., это Максим Кудыкин из Нижнего Новгорода. Вы можете уделить мне немного времени?
-         Здравствуйте, Максим Николаевич. Я сейчас не могу разговаривать, так как нахожусь в присутствии. Звоните после 16 часов, тогда я смогу поговорить с Вами.
-         Обязательно перезвоню.
 
     И вот в самом начале пятого раздался звонок того же самого абонента. Разговор, который я вам, уважаемые читатели, перескажу, продолжался немногим более 10 минут.
 
     После взаимных приветствий Максим Николаевич сказал, что хотел бы поблагодарить меня за проделанную работу и добавил, что если бы мы с ним встретились, и он объяснил бы мне что-то, то я бы изменила своё отношение к его диссертации.
 
Я ответила, что слова благодарности я уже слышала на защите, а что касается отношения, то никаких медицинских впечатлений от его диссертации я на заседании совета не высказывала, это было бы самонадеянно с моей стороны. Выступала лишь с системным анализом, касающимся списка литературы, заимствований из кандидатских диссертаций самого Максима Николаевича и доктора Васягина. "Впрочем, всё это сказано на совете. Честно говоря, не понимаю, что Вы хотели бы от меня услышать?" - недоумевала я.
 
Максим Николаевич ответил, что хочет узнать, почему именно его диссертацию я подвергла столь серьёзному анализу.
 
-         Я узнала а Вашей защите из объявления на сайте ВАКа.
-         Да, но там множество объявлений. Почему же Вы выбрали мою диссертацию? - спросил Максим Николаевич.
-         Из объявлений ВАКа я узнавала и о других защитах, не только о Вашей. Для Вас ведь не секрет, что я несколько лет пишу о флебологии с точки зрения простой пациентки. Тема диссертации - "Комплексное лечение больных с хронической венозной недостаточностью" меня заинтересовала, фамилию Вашу я помнила по форуму сайта Ассоциации флебологов России. Что же тут странного?
 
Мне снова пришлось повторить Максиму Николаевичу то, что уже обнародовано - о заимствованиях.
-         Есть "Положение о порядке присуждения ученых степеней". Там написано, что "диссертация должна быть написана единолично", а также "иметь внутреннее единство и свидетельствовать о личном вкладе автора в науку". В Вашей диссертации нарушаются эти формальные требования! Вы нигде не делаете ссылки на дословные заимствования из статей и из кандидатской диссертации Васягина!
 
Максим Николаевич не понял, причем здесь "внутреннее единство", и я напомнила ему, что даже один из оппонентов заметил, что глава 7 к теме диссертации отношения не имеет. Я упомянула также гигантский обзор литературы, который занимает целую главу:
- Не каждому за обзор литературы присваивают докторскую степень! 
 
Максим Николаевич с моей трактовкой не согласился! То, что я называю дословными заимствованиями, он считает небрежностью оформления!
 
     И у меня был вопрос к Максиму Николаевичу. Я напомнила эпизод, когда во время моего выступления 14 декабря на заседании диссертационного совета после слов о том, что разные клинические случаи в диссертациях Васягина и Кудыкина сопровождаются одними и теми же фотоснимками, кто-то выкрикнул, что все трофические язвы похожи.
И спросила: "Это выкрикнул кто-то из Нижнего Новгорода или член совета?"
Максим Николаевич ответил, что это была реплика профессора Клецкина Александра Эдуардовича из Нижнего Новгорода.
 
На это я ответила, что, по моему мнению, эта реплика - научный приговор и диссертации, и той, так называемой, дискуссии, которая развернулась на совете, и профессору Клецкину.
 
Что ещё? Ещё я сказала, что, конечно же, как пациентка имею своё мнение о докторской диссертации М.Н. Кудыкина:
 
-         Сравнивать Вашу диссертацию с настоящей докторской диссертацией - это всё равно, что сравнивать журнал "Мурзилка" с солидным научным изданием!
-         В чем же мурзилкость моей диссертации? - удивился Максим Николаевич.
-         А Вы возьмите какую-нибудь добротную диссертацию и сравните.
-         Какую, например? - не унимался Максим Николаевич.
-         Параллельно с Вашей диссертацией я читала диссертацию С.Г. Гаврилова. Разве можно их сравнивать?
-         А ещё? - требовал примеров мой собеседник.
-         Да, возьмите, хотя бы, диссертацию того же Золотухина. Она на ту же тему...
 
Я сказала также, что не знаю, какие обстоятельства заставили Максима Николаевича так спешить с докторской, но он представил к защите абсолютно сырую работу.
И отметила, что, на мой взгляд, в диссертации нарушено ещё одно требование "Положения" - "предложенные автором новые решения должны быть строго аргументированы". И привела простой, доступный даже пониманию пациентки пример:
-         Вы пишите: "В качестве оптимального флеботропного средства был выбран препарат "Антистакс". В другом месте сказано, что "Антистакс" - эталонный флеботропный препарат. А вот обоснования оптимальности и эталонности нет!
 
Других примеров Максим Николаевич слушать не захотел, он стал прощаться и снова благодарить меня за проделанную работу.
 
Цели звонка доктора Кудыкина через 11 дней после защиты я не поняла. Но из разговора мне стало ясно, что Максим Николаевич не усвоил ещё одного важного момента из "Положения о порядке присуждения ученых степеней".
 
Там сказано, между прочим, что докторская диссертация (как и кандидатская) должна быть "научно-квалификационной работой".
 
Так вот, за свою кандидатскую степень Максим Николаевич уже получает соответствующую надбавку к жалованью. Также надбавку за кандидатскую степень получает и Андрей Николаевич Васягин.
 
Теперь за результаты, которые уже использованы в других научно-квалификационных работах, Максим Николаевич не прочь получать надбавку за докторскую степень!
 
Согласна, уважаемые читатели, малы эти надбавки за кандидатскую и докторскую степени - 3000 руб. и 7000 руб. соответственно.
 
Но, во-первых, выплачиваются эти надбавки из Госбюджета, то есть за счет налогоплательщиков! Если бы из кармана членов диссертационного совета, то пусть бы присваивали какие угодно степени и звания кому угодно!
А, во-вторых, давайте вспомним размер базовой части пенсии какого-нибудь нижегородского дедушки с сорокалетним трудовым стажем!
 
Пожалуй, можно возвращаться к послесловию...
 
Елена С.
 
27 декабря 2009 г.
(окончание следует)
 

Окончание послесловия  

     И вот вместо аргументированных ответов на свои доводы - номера прекративших действие патентов, номера заимствованных без ссылок страниц, доказательство того, что часть материала, выносимого Максимом Николаевичем на защиту в докторской диссертации, уже была защищена им в кандидатской диссертации, эта простая пациентка получила отпор!
Он был дан даже не ей, а неизвестным, но очень опасным силам, которые, по мнению диссертационного совета, её и заслали на это заседание!
 
-         Когда идет такая оголтелая борьба с коррупцией, нам надо быть осторожнее, - призывал коллег уважаемый член диссертационного совета, а по поводу доклада диссертанта он же восклицал эмоционально: "Какая скука!".
 
Другой уважаемый член совета призывал принципиально оценить эту работу "вне всяких склок, вне всяких каких-то закулисных вещей"!
 
В том-то и дело, что принципиальных оценок не было!
 
Я, хотела бы получить оценку членов диссертационного совета того, что в двух диссертациях при описании различных клинических случаев авторы для иллюстрации используют одни и те же фотографии! Но не тут-то было. Как только я дошла в своём выступлении до этого эпизода, Александр Иванович решительно произнес: "Всё, хватит!".
 
Один из оппонентов - Вадим Владимирович Кунгурцев признал, имея в виду, выступление М.Н. Кудыкина:
-         Надо сказать, что сам доклад автор мог бы сделать более четким, и более, как говорится, научным.
 
     То же самое можно сказать и о выступлении названного оппонента.
 
Когда слышишь в отзыве: " Лечение трофических язв - это очень сложнейшая проблема, которая требует непосредственно от врача знаний, огромных знаний", - то понимаешь, что многочисленные грамматические ошибки в докторской диссертации - это проблема, которая едва ли волнует диссертационный совет Д 208.072.03.
 
Вполне членораздельным было выступление второго из присутствующих на защите оппонентов - профессора В.Ю. Богачева.
 
Правда, по крайней мере, одно высказывание Вадима Юрьевича показалось мне не вполне искренним:
 
- Инновационная часть, а именно, разработка новых инструментов, она, максимально [отвечает] практическим нуждам российского здравоохранения и не требует каких-то бешеных капиталовложений. То есть, это инструменты, которые реально могут быть использованы в клинической практике. Благодаря любезности Максима Николаевича мы их сможем попробовать у себя в клинике, если Виктор Сергеевич разрешит.
 
Очевидно, раз упоминается Виктор Сергеевич, то речь идет о факультетской хирургической клинике им. С.И. Спасокукоцкого.
 
А вот что писал (цитата с сохранением орфографии автора) на форуме сайта Ассоциации флебологов России тот же самый Богачев В.Ю.(28 февраля 2006 г., 22:37):
 
"К сожалению, мы имеем опыт общения с кулибиными, ломоносовыми и циолковскими.
<...>
Если честно, то я лично устал с отечественным производителем работать. Чего мы токо с ними не пытались делать: ножницы, зонды, крючки для микрофлебэктомии, эндоскопию для перфорантов, мази, таблетки и т.д. Приедут, туману напустят, пальцы веером- да мы спутники пускаем..... А в итоге НИЧЕГО. Ножницы либо не режут, либо стоят дороже импортных, гибкие зонды не гнуться, крючки ломаются и пр. Смотрю я на отечественные аппараты и вижу перед собой НИВУ-ШЕВРОЛЕ или Москвич с реношным движком".
 
Разработки, которые профессор в своём отзыве на диссертацию М.Н. Кудыкина называет новыми, таковыми не являются. Они описаны в кандидатской диссертации соискателя, и при желании давно могли быть опробованы любознательным оппонентом. Тем более, что и патенты на эти изобретения перестали быть действующими.
 
Согласитесь, уважаемые читатели, странно - вначале даётся положительный отзыв об инструментах, а потом высказывается намерение их испытать. Как правило, основательная экспертиза предполагает обратное.
 
Что же заставило Вадима Юрьевича Богачева изменить отношение к отечественным разработкам? Может, ветры модернизации, гуляющие нынче на российских просторах?
 
Не надо долго гадать, уважаемый профессор чуть позже сам даёт ответ на этот вопрос:
 
-         Как оппонент, хочу добавить, что, бывая в Нижнем Новгороде, я, в общем-то, знаком и с Максим Николаевичем достаточно давно, и с людьми, с которыми он работает.
 
Давайте, уважаемые читатели, снова взглянем на страницу объявлений о защитах сайта Нижегородской медицинской академии. Я предлагаю вашему вниманию два объявления.
 
 
Как видите, фамилии научного руководителя и официальных оппонентов нам знакомы по защите М.Н. Кудыкина.
 
А вот совсем свежее объявление. Из него следует, что уже 23 декабря в Нижнем Новгороде Вадим Юрьевич Богачев должен был оппонировать ученику Вадима Александровича Овчинникова.
 
 
Будем надеяться, что к моменту защиты профессор Овчинников победил гипертонический криз!
 
Заслуживает внимания список работ, опубликованных по теме диссертации соискателем А. Е. Жупериным. Последним номером в нем идёт статья "Изменение сократительной способности мышц голени при переломах берцовых костей". Флебология 2009; 4 (соавт. В.А. Овчинников).
Жаль, что пока на сайте издательства "Медиа Сфера" нет этого номера журнала. Интересно было бы сравнить содержание указанной статьи с двумя другими из списка - № 8 и № 4. Но появится же когда-нибудь этот номер! Подождем.
 
Нужны ли комментарии по поводу этой флебологической камарильи?
 
 
Ну, а на защите нашего соискателя докторской степени всё шло своим чередом к вполне предсказуемому финалу.
 
На председательском столе лежали четыре диссертации. Ближайшая к председателю, та, что потолще в небесно-голубом переплете, принадлежала перу М.Н. Кудыкина. Я такой же том изучала в библиотеке РГМУ. На трибуну вышел сам академик В.С. Савельев.
 
Один из сидящих впереди меня членов диссертационного совета многозначительно произнес: "Что-то я не припомню, чтобы Виктор Сергеевич когда-нибудь выступал". Подтекст был таким - значит, дело - табак!
 
Виктор Сергеевич, сказал, что ещё три недели тому назад имел возможность ознакомиться с диссертацией Кудыкина - "Вот она в зеленом переплете здесь лежит".
"В голубом", - негромко и нерешительно уточнил кто-то из членов совета. Академик не мог этого расслышать у микрофона. Повторить эти слова громче никто не решился.
 
Вот вам и вся дискуссия. А жаль...
 
Елена С.
 
28 декабря 2009 г.
 
 
 


© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft