Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Неодгадная тайна Руководителя ЦЕНТРА ФЛЕБОЛОГИИ А.А. Ларионова

     Я не стану пока рассказывать вам, мои высокочтимые читатели, о проекте, который привел меня в Центральную Научную Медицинскую Библиотеку. По той простой причине, что этот проект пока не завершен.

 

    В медицинской библиотеке я, простая пациентка, оказалась не с бухты - барахты. Вначале я посетила сайт этого научного учреждения. Обнаружила на нём правила записи в библиотеку, а также несколько электронных каталогов. Я попробовала воспользоваться этими каталогами, но, увы, как-то не сложилось…

Потом я позвонила по одному из телефонов, указанных на  сайте.

Спросила, как без диплома о медицинском образовании получить возможность поработать немного в библиотеке.

 

Сотрудница, ответившая на мой звонок, сообщила, что для этого я должна приехать в библиотеку с ходатайством на бланке организации.

В письме на имя директора библиотеки должна быть указана тема, по которой я намерена работать в библиотеке.

 

И  вот в пятницу, 21 марта, я на Нахимовском проспекте, 49, протягиваю в окошко пункта записи письмо, в котором некое учреждение просит разрешить мне работать в ЦНМБ по теме «Социально-экономические аспекты лечения ХВН».

 

Работница в окошке недоверчиво и неторопливо рассматривает мою «бумагу». Поворачивает её так, чтобы было удобно прочитать, что написано на оттиске печати. Потом говорит: «Вам надо получить резолюцию у замдиректора».

-         А где кабинет?

-         По коридору налево.

-          

Охранник, мимо которого я прохожу, спрашивает:

-         Вы наверх?

-         Нет, я к замдиректора.

         

Захожу в первый попавшийся на моём пути кабинет с надписью «Заместитель директора по АХР» и спрашиваю, можно ли получить резолюцию. И получаю ответ:

- Нет, вам надо в другой кабинет.

 

Нахожу тот кабинет, в котором сидит нужная мне замдиректора. Первое, что я заметила, войдя в кабинет, это три сосиски, которые лежали в  прозрачном полиэтиленовом пакете на столе для заседаний.

-         Что вы хотели? – спросила у меня замдиректора.

-         Поработать немного в каталоге вашей библиотеки, ну, и заказать копии того, что меня заинтересует.

-         С 1 января 2008 года рассылка электронных копий запрещена. А ксерокопии диссертаций - не более 30 страниц.

-         Ой, я не думаю, что захочу копировать диссертации.

 

Я протянула замдиректору ходатайство. Она прочитала его и недовольно спросила:

-         А почему вы не идёте в Ленинку? - Но, потом после моих объяснений сказала:

-          Ладно, даю вам разрешение на месяц.

 

И вот я снова у окошка пункта записи. Заполняю какой-то бланк, получаю квитанцию для оплаты трудов библиотеки по изготовления моего читательского билета, иду в кассу, раскошеливаюсь на 50 руб.    И вот он – заветный кусочек пластика -

  

 

 

    Я направляюсь в комнату 412, где можно работать с электронным каталогом фондов библиотеки, в который включены издания, начиная с 1988 года  . В комнате висит грозное объявление о том, что приступать к работе без участия  консультанта нельзя, а услуги консультанта платные. Подождав немного консультанта, я решила вначале познакомиться с реальным бумажным каталогом.

 

Познакомилась и заполнила стопку бланков для заказа литературы, но по правилам библиотеки у меня приняли заказ только на три единицы. Срок выполнения  – 1 час.

 

Чтобы скоротать время, я уж было направилась в зал периодики, но потом подумала, что сейчас самый подходящий момент для того, чтобы познакомиться с названиями научных трудов "Руководителя "Центра  Флебологии" с 1995 года"  Анатолия Анатольевича Ларионова.

 

«Автор  более 80 научных работ, опубликованных в российской и зарубежной печати» не мог не оставить своего следа в каталоге Центральной Научной Медицинской Библиотеки! Наконец-то у меня есть шанс узнать название его диссертации на соискание степени кандидата медицинских наук!

 

Не без волнения выдвигаю нужный ящичек каталога. Увы, никакого упоминания об Анатолии Анатиольевиче Ларионове!

Снова направляюсь в комнату 412, чтобы поискать информацию ещё раз, теперь в электронном каталоге.

 

Призываю на помощь консультанта. Но и специалисту не удаётся разыскать не то, чтобы статей Анатолия Анатольевича, а даже и автореферата его кандидатской диссертации.

 

Консультант, видя моё недоумение, предпринимает  новые попытки, а потом спрашивает:

-         А кто он такой – А.А. Ларионов?

-         Руководитель медицинского центра, ЦЕНТРА ФЛЕБОЛОГИИ, - отвечаю я.

-         Была тут у нас недавно посетительница. Нашли мы ей всего одну статью автора, который её интересовал. Она прочитала название и возмутилась: « Тфу! А ведь говорил, что профессор!» - рассмеялся консультант.

 

Неудача в ЦНМБ только подхлестнула мой интерес. Я рассуждала так: «Ну, мало ли, нет автореферата диссертации в  ЦНМБ. Со списками рассылки авторефератов соискатели порой мухлевали. Я слышала истории, когда добрые тетеньки на почте за небольшое вознаграждение ставили нужный штампик о рассылке.

Но ведь должен быть экземпляр диссертации и  автореферата в библиотеке alma mater А.А. Ларионова – РГМУ им. Пирогова. Защита наверняка была там!!?».

 

Я уже знала, что библиотека РГМУ находится по адресу: ул. Островитянова, 1, корп.5. Но прежде, чем отправиться в неблизкий путь, позвонила туда.

 

Объяснила, что хотела  получить возможность поработать в каталоге библиотеки. Мне ответили, что в библиотеку записывают только студентов и сотрудников РГМУ, а чтобы решить вопрос «в виде исключения» надо обратиться к директору. Я спросила, можно ли поработать в каталоге по читательскому билету ЦНМБ. Мне дали номер телефона и посоветовали узнать ответ на этот вопрос там.

 

В ответ на мой звонок любезнейшая сотрудница предложила: «Если вы сообщите фамилию того, чей автореферат вас интересует, я совершенно бесплатно наведу справки. Перезвоните через 10 минут».

 

Через 10 минут мне было  сообщено, что ни диссертации, ни автореферата А.А. Ларионова в фондах библиотеки РГМУ не числится.

 

-         Как же так? Ведь соискатель обязан сдать в библиотеку экземпляр диссертации! – посетовала я.

-         Обязан, но часто Ученый Совет пренебрегает этим правилом и принимает документы к защите без отметки о сдаче  диссертации в библиотеку, - ответила мне сотрудница.

-         Но в Ученом Совете, какие-то сведения о самом факте защиты должны быть? Тема, дата, оппоненты и т.д. У вас есть телефон Ученого Совета, - спросила я.

-         Вот, пожалуйста, - и моя собеседница продиктовала мне номер

 

 

Звоню в Ученый Совет РГМУ. Не сразу, но мне отвечают, причём весьма неприветливо.

-         Почему вы звоните в такое время?

-         Сейчас 17-30.

-         А мы работаем до 17-00.

-         Извините. До свидания.

-         Говорите.

 

Я рассказываю о том, что в библиотеке РГМУ отсутствует автореферат диссертации, которая меня интересует.  Спрашиваю, нельзя ли в Ученом Совете навести справки о том, когда и по какой теме была защита. Кто руководитель, оппоненты?

 

-         Нет, нельзя, мы все документы уничтожаем.

-         Как это? Но в библиотеке, почему нет диссертации и автореферата?

-         А может, диссертация была для служебного пользования? У нас, например, венерических болезней не существовало!

-         Да нет, он – педиатр.

-         Вот- вот, самое оно, секретное…

-         Значит, выяснить ничего нельзя?

-         Нет

-         До свидания.

 

     Вы представляете, уважаемые читатели, писал-писал господин Ларионов, Руководитель ЦЕНТРА ФЛЕБОЛОГИИ свои 80 научных трудов! Диссертацию защищал, вклад в мировую сокровищницу науки, так сказать, вносил! И что же? Ни одна живая душа даже название этого вклада узнать не может! Сурово…

 

Нет, какая-то тут тайна. Удастся ли  разгадать её?

 По крайней мере, надо попробовать…

 

 

Елена С.

 

25 марта 2008г.

 

(продолжение следует)

 

     Я, мои высокочтимые читатели, рассуждала так: «Ну, не иголка же в стоге сена научный вклад руководителя «Центра Флебологии» с 1995 года   Анатолия Анатольевича Ларионова! Что-нибудь да найдётся!»

 

И была права, уважаемые читатели. В каталоге  авторефератов Российской государственной библиотеки я нашла заветную фамилию. Вот он, Анатолий Анатольевич Ларионов!

 

Читаю название диссертации и не верю своим глазам - «Лечение больных с ожоговой стриктурой пищевода, осложненной пищеводным свищом: : автореферат дис. ... кандидата медицинских наук: 14.00.27/Рос. науч. Центр хирургии РАМН. Москва, 2004».

 

Захожу на сайт Российского научного центра хирургии РАМН имени академика Б.В. Петровского и выясняю, что специальность 14.00.27 – хирургия. Да, флебология, конечно, раздел хирургии, но «лечение больных с ожоговой стриктурой пищевода» - не слишком ли это далеко от венозных недугов? Тем более, если учесть,  что уже много лет выпускник педиатрического факультета А. А. Ларионов неустанно трудится на ниве флебологии!

 

Но потом я вспомнила, что уже встречала  такое удивительное сочетание научных интересов – болезни пищевода и флебология - у одного из моих собеседников.  Этим собеседником был профессор Александр Иванович Чернооков, заведующий кафедрой госпитальной хирургии №2 ММА им. Сеченова, с одной стороны, а с другой стороны – ведущий хирург-флеболог «Центра Флебологии».

 

Интересно, а как назывались диссертации профессора Черноокова? В том же самом каталоге авторефератов Российской государственной библиотеки я выяснила, что его кандидатская диссертация (1997) называлась «Сочетанные операции с использованием лапароскопической техники в общей хирурги». А докторская (2002) – «Выбор метода эзофагопластики у больных с ожоговыми стриктурами пищевода».

 

Понятно... Я ясно представила себе, как Александр Иванович, научившись выбирать метод эзофагопластики у больных с ожоговыми стриктурами пищевода, увлёк Анатолия Анатольевича Ларионова благородным делом лечения таких больных!

Денно и нощно, каждую свободную от забот руководителя Центра Флебологии минуту господин Ларионов корпел над диссертацией, готовился к кандидатским экзаменам.

 

А кто руководитель? Неужто, сам профессор Чернооков? А оппоненты?

 

Моя рука тянется к телефонному аппарату, набираю номер канцелярии Российского научного центра хирургии РАМН имени академика Б.В. Петровского и прошу дать мне два телефонных номера – Ученого совета и библиотеки.

 

Начинаю с библиотеки.  Называю фамилию – Ларионов Анатолий Анатольевич и прошу уточнить, есть ли в библиотеке его автореферат? Не то, чтобы с большим энтузиазмом, но сотрудница библиотеки после непродолжительных поисков сообщает: «Да, есть у нас такой автореферат. Что вас интересует?».

 

Я понимаю, что автореферат у неё в руках, и спрашиваю:

- Кто научный руководитель и оппоненты?

- Руководитель – Черноусов.

- Который?

- Александр Фёдорович.

- А оппоненты?

- Погодина А.Н. и Гудовский Л.М.

- Они сотрудники вашего центра?

- Погодина – не знаю, а Гудовский – наш сотрудник.

- Спасибо. Извините за беспокойство.

- Пожалуйста.

 

Каково! Конечно, академик А.Ф.Черноусов занимает своё место в кроне генеалогического древа Центра Флебологии, но едва ли это обстоятельство могло унять трепет доктора Ларионова, когда он представлял свою диссертацию на суд научного руководителя!

 

   Вы, уважаемые читатели, вправе поинтересоваться, а каков вклад собственно  Анатолия Анатольевича Ларионова в исследование, посвященное лечению больных с ожоговой стриктурой пищевода, осложненной пищеводным свищом ? Скольких больных он наблюдал, в каких операциях на пищеводе участвовал? Каков, наконец, список научных трудов Анатолия Анатольевича по теме диссертации?

 

Подождите ещё немного. Всему своё время.

 

Елена С.

 

26 мая 2008г.

 

 

 

 

 



© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft