Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Я познакомилась с Еленой Олеговной Беляниной

     Конец декабря, мои высокочтимые читатели, был насыщен интересными для меня встречами. Как только отдохну чуть-чуть после предновогоднего марафона, обязательно расскажу вам о них.

 

Рекордным, пожалуй, было 24 декабря. Весь вечер этого дня я провела в Лечебно-реабилитационном центре Росздрава на Иваньковском шоссе, 3.

     Я долго разговаривала с Михаилом Ивановичем Баранником, руководителем центра косметологии и лазерной хирургии.

Мне удалось пообщаться с Александром Львовичем Соколовым, и он подарил мне книгу "Эндовенозная лазерная коагуляция в лечении варикозной болезни", авторами которой являются А.Л. Соколов, К.В. Лядов, Ю.М. Стойко:

 

 

     Книга мне очень понравилась. Она написана столь доступным языком, что даже я – профан в медицине полистала её с интересом. А кроме того, меня не могли оставить равнодушной эпиграфы из Макиавелли, Лао-дзы, А.Дюма и т.д., которыми снабжены  все разделы этой книги.

 

Но  основной целью моего визита на Иваньковское шоссе, 3 , уважаемые читатели,  было знакомство с Еленой Олеговной Беляниной, которая работает в центре косметологии и лазерной хирургии.

 

 

 Причина моего интереса к Елене Олеговне станет понятной из интервью с ней, которое я и предлагаю вашему вниманию.

 

Елена С.: Я долго не знала, что есть полные тёзки - питерская Елена Олеговна Белянина и Елена Олеговна Белянина московская, из Лечебно-реабилитационного центра Росздрава на Иваньковском шоссе, 3.

Когда я увидела  в программе семинара по лазерным технологиям, который состоялся у вас в центре 31 октября, фамилию Белянина, то вспомнила питерскую Елену Олеговну и подумала: «Надо же, и пиявок с БАДами рекламирует на женском портале, и лазерами  работает!»

Но потом  Александр Львович Соколов мне объяснил, что в Москве и Санкт-Петербурге работают в одном и том же секторе - флебологическом полные тёзки.

Расскажите о себе. Как сложилась Ваша карьера? Чему была посвящена Ваша кандидатская диссертация?

 

Елена Белянина: Тема моей диссертации хирургическая: «Лазерная коагуляция подкожных вен в лечении варикозной болезни нижних конечностей». То есть это – то, чем сейчас Александр Львович [Соколов] занимается вплотную.

 

Елена С.: А когда Вы диссертацию защитили?

 

Елена Белянина: В 2005 году.

 

Елена С.: А кто руководителем у Вас был?

 

Елена Белянина: Лядов Константин Викторович.

 

Елена С.: То есть, Вас интересовало лазерное лечение варикозной болезни. Но, судя по месту нашей сегодняшней беседы, Вы отошли от этой темы?

 

Елена Белянина: Я особо туда и не внедрялась, но мы писали – Александр Львович докторскую диссертацию, а я кандидатскую. Я вначале в хирургии работала, а потом пришла сюда, в центр косметологии и лазерной хирургии.

 

Елена С.: А по образованию Вы  - хирург?

 

Елена Белянина: Ординатура у меня была – хирургия и онкология – две специализации.

 

Елена С.: А институт Вы, какой окончили?

 

Елена Белянина: Им. Семашко, стоматологический. Лечебный факультет. У меня просто сложный такой путь…

 

Елена С.: Интересно. Расскажите.

 

Елена Белянина: В 1997 году закончила институт, два года в ординатуре в онкологии, потом пришла на кафедру хирургии. Два года я отработала на кафедре хирургии РУДН. Потом уже в 2001 сюда перешла. Отделение расширилось. Поскольку Михаил Иванович Баранник меня знал, предложил работать здесь. И на этом, собственно, с большой хирургией было закончено. В общем-то, не жалею. Для женщины большая хирургия – это тяжело. Возникает альтернатива – либо семья, либо работа по большому счёту. Ну, и здесь уже потихонечку начали учиться… 

 

Елена С.: Так, а сейчас что Вы делаете лазерами?

 

Елена Белянина: Сейчас лазерами много чего делаем. Удаление сосудов различных частей тела. И лицо, и тело, но тело очень редко встречается, потому что люди стараются удалять сосуды на более заметных местах. Это в основном лицо и нижние конечности. Удаление лазером, уже другим – углекислым доброкачественных новообразований кожи. Это и родинки, и бородавки и папилломы. Удаление вросшего ногтя, лечение даже, а не удаление. Мелкая амбулаторная хирургия. Удаление уже обычным методом доброкачественных новообразований кожи. Лазерная эпиляция. В основном – всё. Последнее достижение – это то, что нам купили лазер неодимовый “Cutera” производства США достаточно большой длины волны  -1064 нм, который по сравнению с имеющимся у нас диодным более эффективен.

 

Елена С.: А диодный у вас какой?

 

Елена Белянина: «Дорнье». Тоже очень хороший лазер, но, для сосудов на ногах, видимо, всё-таки не очень. Потому что, как сейчас выясняется, очень важен диаметр светового пятна, диапазон длины импульса в миллисекундах, очень широкий должен быть. И, соответственно достаточное количество плотности энергии, которая тоже должна варьироваться. У нас «Дорнье» - 0,5, 1 и 1,5 мм насадки, то есть максимальная – 1,5 мм. На неодимовом сейчас получается – 3, 5, 7 и 10 мм. То есть, .. диаметр пятна очень большую роль играет. Потому что, те же 1,5 мм… Мы удаляем в основном сосуды на лице этим лазером.  На ногах я пробовала, есть эффект, но больше 0,3 мм…  

 

Елена С.: А вот, если эти мои сосудистые звёздочки убрать лазером, они появятся снова?

 

Елена Белянина: Убрать без проблем можно, но, как правило, они появляются и через несколько лет. Всем без исключения, прежде чем заниматься «эстетикой», обязательно дуплексное сканирование или доплер назначаем. Дело в том, что можно это дело делать, и в итоге эффект будет не очень хороший, если есть какие-то рефлюксы или расширения и так далее. 

 

Елена С.: Скажите, пожалуйста, после лазерного удаления сосудистых звёздочек  какое время нужно носить компрессионный трикотаж?

 

Елена Белянина: После лазерной коагуляции никакого компрессионного трикотажа носить не нужно. Единственное ограничение – не парится в банях-саунах и не пребывать на солнце именно вот этими участками  в течение 2-3 недель, а может быть и дольше. Всё будет зависеть от того, насколько выражены экхимозы, их в народе синяками называют. Синяки могут быть более сильными, более умеренными, и у кого-то быстрее проходить, у кого-то дольше. Максимально до 2-х месяцев могут держаться синяки, и если они сохраняются, то загорать этими местами нельзя во избежание гиперпигментации. Ну, и сразу после процедуры гиперемия, отёчность небольшая. Жжение в течение нескольких часов может быть. Это нормально.

    

Елена С.: Получается, по сути никаких ограничений нет? Вот меня всё время останавливает, когда я собираюсь склерозировать эти звёздочки,

Елена Белянина: Компрессионные колготы…

 

Елена С.: Даже не это. То, что несколько дней ты не должен мыться. Значит, нужно исключить бассейн.

 

Елена Белянина: Ну, после лазерной коагуляции тоже в бассейн нежелательно.

 

Елена С.: В течение какого времени?

 

Елена Белянина: Пока держится покраснение, сосудистая реакция. У кого-то  она может к вечеру пройти, а у кого-то несколько дней держаться. Это  надо смотреть по чувствительности кожи. А с синяками – пожалуйста, хотите, идите в бассейн – это уже не является ограничением. Так как лазер – термический метод, поэтому, естественно, мы получаем какой-то поверхностный ожог кожи, как и солнечный ожог, поэтому нужно избегать всех этих нагревов и разогревов данной области пока всё это держится. А синячки какое-то время будут, и это только солнце ограничиваем в этот период. Через два месяца повторный сеанс. Как правило, 2-3 сеанса нужно.

 

Елена С.: Сколько стоит один такой сеанс в вашем центре?

 

Елена Белянина: У нас стоимость в зависимости от площади. Одна зона стоит 4, 6 или 8 тысяч рублей. Три категории цен.

 

Елена С.: А что такое одна зона?

 

Елена Белянина: Одна зона – это одно бедро или одна голень.

 

Елена С.: Ага, и 2-3 сеанса. Понятно. Склеротерапия получается дешевле существенно?

 

Елена Белянина: Да. Ну, не существенно, потому что зависит от центра.

 

Елена С.: Спасибо, очень интересно Вы рассказываете. Как много у вас пациентов?

 

Елена Белянина: В количественном отношении?

 

Елена С.: Да, в количественном. Меня удивило что, когда мы договаривались о встрече, Вы сказали, что работаете с 9 до 17 часов. И сколько у Вас пациентов проходит?

 

Елена Белянина: В неделю?

 

Елена С.: Ну, в неделю, в день.

 

Елена Белянина: Бывает так, что в день может быть и 2-3 пациента, а может быть в неделю один. Поэтому сложно сказать. В основном сейчас период активности пойдёт с января – февраля  по апрель. Потому что ещё многие не знают, приходят в апреле-мае: «Вот у меня через месяц отпуск, хочу от этих сосудов быстрей-быстрей избавиться. Отвечаю: «Извините, не получится! Надо было об этом задумываться раньше». А так мы статьи регулярно пишем, примерно подсчитываем, Если с самого начала, может быть, 1000 прошла, может и больше пациентов именно с сосудистыми эстетическими проблемами. Мы здесь занимаемся только эстетикой.

 

Елена С.: Хорошо, к Вам на приём пришел пациент, который пожелал избавиться от сосудистой сеточки. Что его ждёт? Какие назначения?

 

Елена Белянина: В первую очередь осмотр, затем дуплексное сканирование вен нижних конечностей. После этого его либо к флебологу отправляют, если есть рефлюксы какие-то, расширения,  перфоранты. Если всё отлично - нормально, то он приходит, записывается на процедуру, и мы её делаем. С появлением лазера мы как-то от склеротерапии потихоньку отходим. Рано ещё о чём-либо говорить окончательно, но мне очень-очень нравится этот лазер «Cutera». Нет гиперпигментации, которая, несмотря на то, что мы часто можем читать про 10%, процентов  у 50% точно бывает.

 

Елена С.: Это в результате склеротерапии?

 

Елена Белянина: Да. В некоторых случаях это может быть, связано с неправильной техникой введения, или со слишком высокой концентрацией препарата, или с какими-то другими причинами. Бывает индивидуально: у кого-то есть пигментация, у кого-то нет. Почему она возникает, никто не знает.

Короче говоря, гиперпигментаций много. Я часто слышала от пациенток: «Лучше бы я не делала эту склеротерапию! Лучше бы у меня были эти сосуды, чем я хожу с этой пигментацией». От диаметра сосуда тоже зависит. Тромбофлебиты часто бывают, когда сворачивается кровь в более крупных сосудиках. Мы обязательно через недельку после склеротерапии приглашаем пациента на осмотр и иглой нам приходится эвакуировать эти тромбики, гематомки эти. Тоже не очень приятная процедура. И опять же, способствует в дальнейшем появлению гиперпигментации. Плюс очень важно, что три дня после склеротерапии нельзя снимать компрессионый трикотаж. Говоришь это пациентке, а она в ответ: «А как это?» - «А так: трое суток компрессия и днём и ночью». Я уверена, что половина пациетов нарушает это предписание. Отсюда и тромбики. Тромбик почему? Потому что нет хорошей компрессии. А после  лазера из всего этого только синяки могут быть.

 

Елена С.: Я ещё слышала про ожоги…

 

Елена Белянина: Да, ожоги могут быть. Но ожоги могут быть тогда, когда неправильно подобраны параметры.

Но с другой стороны лазер – не панацея. Идеального  лазера, который безопасен, эффективен, эргономичен, надёжен, вы не найдёте.  Думаю, такого никогда не изобретут

Естественно ожоги можно получить, в любой ситуации. Для кого-то параметры чуть больше - и ничего не произойдёт, а у кого-то и при чуть меньших - будет ожог.

То есть, теоретически всё может быть, но с приобретением  опыта  работы с лазером это очень-очень редко встречается. Ожоги, если и есть, то они очень поверхностные и совсем быстро проходят. То есть, лазерный метод лишен недостатков склеротерапии. На данный момент, когда появился у нас лазер “Cutera”, мне очень нравится лазерная технология. Опять же повторю, что рано ещё выводы делать, но на данном этапе – «вау!».

 

Елена С.: А как давно Вы с «Кутерой» работаете?

 

Елена Белянина: С мая где-то. Даже с апреля где-то так.

 

Елена С.: А-а…

 

Елена Белянина: Нам привезли по этому лазеру  много материалов, потом мы вот в октябре ездили в Испанию на мастер-класс. И там параметры были немножко другие, чем нам первоначально давала фирма. То есть, очень продуктивно съездили. Так что пока по эстетике я склеро-   притормозила, а дальше будет видно.

 

Елена С.: А то есть, раньше Вы и склеротерапией занимались?

 

Елена Белянина: Да.

 

Елена С.: Но не в рамках флебологического центра, а здесь в центре косметологии.

 

Елена Белянина: Центр Флебологии у нас тоже всё делает. Они и за эстетику берутся, если к ним приходят. И лечебные делают, и даже стволовые склеротерапии делают, и под ультразвуком – у нас много чего делают.

 

Елена С.: Понятно, то есть Вы – активная сторонница применения лазерных технологий?

 

Елена Белянина: Не то, чтобы сторонница, но на данном этапе мне этот метод нравится больше других. Что будет дальше, покажет время. Вы же понимаете, что склеротерапия  всегда считалась «золотым стандартом», её никто пока никуда не отодвигает. Но я считаю, что лазер вот с такими параметрами, как наш – “Cutera” – предпочтительнее.

 

Елена С.: То есть, Вы считаете, что этот лазер более эффективен, чем «Дорнье»?

 

Елена Белянина: Да, однозначно. Эти неодимовые лазеры давно уже использовались, но их очень ограниченно использовали. За счет того, что у них очень большая длина волны, они очень глубоко проникают в кожу и поглощение гемоглобином слабое. В этой длине волны. За счет этого ожоги.

 

Елена С.: То есть, травмы окружающих тканей?

 

Елена Белянина: Да. И вот американцы додумались, как-то сделали, что за счет того, что мы меняем параметры, на любую глубину можно сосуды удалять. Ну, не на любую, конечно…  До определённого предела, до 3-4 мм в глубину. И разных диаметров.  Я думаю, что может когда-нибудь и конструкторы диодных лазеров додумают что-нибудь с этими импульсами и диаметром пятна, потому что диодные лазеры тоже очень хорошие. Мы в своё время, когда в 2001-2002 году купили этот «Дорнье», мы на него молились, говорили: «О-о! Ничего себе!». А теперь для меня «Дорнье» - ну, да, хорошо, но…  Хотя, для лица, мне кажется, «Дорнье» лучше. А при использовании «Кутеры», может, конечно, я ещё с мощностью не совсем, хотя мощность я, естественно меньше ставила, чем на ногах. Очень сильное покраснение, отёчность была на лице. А с диодником такого у нас не было. Буквально «Пантенолом», и они минут 15-20 у нас посидят и уже они розовенькие. А на 2-3 сутки уже ничего нет. Пока вот так вот движется.

 

Елена С.: А вот очень противоречивые мнения о лазерной эпиляции я слышала.

 

Елена Белянина: Лазерную эпиляцию я на себе испытала. Почему она плохой метод? Если делать лазерную эпиляцию на загар или на белые пушковые волосы, вы ничего не получите, или вы получите ожоги. Если придёт пациентка, у которой очень плохо сходит загар, а вы этого не заметили, то вы тоже получите ожоги на той мощности, на которой вы обычно делаете. Здесь надо просто всё знать. Неужели лучше электроэпиляция, когда ты в каждый волосок вставляешь электрод с жуткой болью. И при этом попадёшь ты в фолликул, не попадёшь? Оставишь ты рубец, или не оставишь? Смешно даже сравнивать!

Другое дело, когда рекламируют: «Мы удаляем белые, седые, или пушковые волосы» - это всё неправда.

 

Елена С.: (улыбается) Вы, Елена Олеговна , меня убедили, что лазер – чудодейственное средство. А противопоказания есть какие-нибудь?

 

Елена Белянина: Противопоказания? Ну, беременность, лактация – это везде. Воспалительные заболевания в острой стадии в донной зоне – раз. Герпес на верхней губе, если больше 6 раз в год, мы назначаем профилактические меры, но

у меня не было ни разу, чтобы лазер провоцировал герпес. Что ещё? Эпилептические состояния если у человека есть, то естественно лазер может провоцировать болезнь. Загар, я уже говорила. Приём различных препаратов, которые являются фотосенсибилизирующими, то есть, повышают чувствительность кожи к воздействию солнечной, или световой энергии. К таким препаратам относится «Ракутан» - это витамин А., тетрациклин и некоторые другие виды антибиотиков. Сейчас, может быть, какие-то препараты не назову, но есть ограничения в этом плане.

 

Елена С.: Понятно.

 

Елена Белянина: То есть, вот такие вещи.

 

Елена С.: То есть практически никаких противопоказаний.

 

Елена Белянина: Ну, я бы так не сказала: практически никаких. Основное противопоказание для всех лазерных методик поверхностных, я бы сказала, что это – загар, который чреват тем, что вы получите ожог. У меня была пациентка, которая делала год эпиляцию. У неё практически всё замечательно было. Она приходит, и предплечье мы ей делали первый или второй раз. И вдруг, я уже на процедуре вижу, что я её сожгла, но не могу понять, в чем дело. Оказывается, я не спросила, а она мне не сказала, что два месяца назад она приехала с Кипра. А я загара не вижу. Но всё кончилось хорошо.

 

Елена С.: Я вынесла из вашего рассказа, что все эти лазерные методики не такие уж и быстродействующие.

 

Елена Белянина: Конечно.

 

Елена С.: Сейчас говорят. Чем хороши  лазерные методы лечения варикоза? Человек пришел, вены ему «заварили», он встал и побежал на работу. Но, если даже при таких вот косметических процедурах требуется время и какие-то усилия.

 

Елена Белянина: Нет, время – это одно, усилия – это другое. Если человек пришел,  сделал и ушел, значит, ему нужно ещё два или три раза повторить – это один вопрос. Другой вопрос, если он лёг в стационар и три дня ни туда, ни сюда, а потом ещё больничный. К сожалению, волшебную палочку ещё не изобрели, чтобы сделать так, чтобы без синяков, без корочек, без того и другого и за один раз. Такого я думаю, не изобретут никогда.

 Я повторяюсь, что основное, что нужно учитывать – это загар. Тут пациентов  и предупреждать нужно, и даже пугать…

 

Елена С.: То есть,  лучше зимой лазерные эстетические  процедуры делать?

 

Елена Белянина: Однозначно. То есть, мы подписываем все эти согласия. У меня было пару пациентов, когда мы ещё склеро делали, которые говорили: «Да, я летом похожу в этих колготках!» - Ради бога, но когда они пришли на контроль, то сказали: «Давайте продолжим зимой».  -Давайте, я вас предупреждала.

 

Елена С.:  Большое спасибо , Елена Олеговна,  мне было очень интересно.

 

 

Елена С.

 

30 декабря 2007 г.

 



© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft

Warning: Unknown: write failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct () in Unknown on line 0