Ассоциация флебологов РОЗЕТКИ

ДУРЕМАР АФР

Неофициальный сайт
Ассоциации флебологов Розетки

 


Ортопедическая эпопея

Сообщение на форум phlebo-union от 2 ноября 2005:

«Я снова о методах общения с больными.

Не так давно я на собственном опыте убедилась, что диаметрально противоположные методы лечения могут быть предложены пациенту не только в различных медицинских учреждениях, но и в стенах одного кабинета.
Доктора давно твердили мне, что флебологические проблемы тесно связаны с ортопедическими.
И вот наконец-то я выбралась на консультацию в одно из центральных ортопедических заведений.
Мне порекомендовали обратиться к, скажем, Марине Матвеевне, специалисту далеко не из последних.

Позвонила ей, договорились о времени визита. В назначенный день и час я у нужного кабинета. На стене блестящие таблички, из которых следует, что помимо М. М. в этом же кабинете принимают ещё два доктора.

Заглядываю в кабинет. Там сидит сотрудник.
- Добрый день. Не подскажите, где Марина Матвеевна?
- Она сейчас подойдёт. Посидите в коридоре.

Сижу. В кабинет вошли сотрудница в белом халате и весьма и весьма пожилой человек, судя по всему, пациент. Несколько минут спустя они же вышли оттуда и направились куда-то вдаль по коридору.
Они уже скрылись за поворотом, а меня осенило: возможно, это и есть Марина Матвеевна, слишком уж пристально она на меня посмотрела.

Снова заглядываю в кабинет. Недавний собеседник подтвердил, мою догадку и посоветовал подождать ещё:
- Она больного на рентген повела. Сейчас вернётся.
- А сколько ждать.
- Ну, минут 10.

Просидев полчаса, снова заглядываю в кабинет.
- Может быть, у Марины Матвеевны есть мобильный телефон, и Вы могли бы уточнить, сколько ещё её ждать?
- На сегодня у М.М. записаны два пациента: Вы и папа самого N! Вот этого папу она и повела на рентген.

Произносится фамилия медицинского чиновника столь высокого ранга, что дух захватывает! Но времени у меня в обрез, а на обратном пути не исключена пробка, которыми так славится проспект, по которому мне предстоит ехать.
- Простите, я не призываю бросить столь важного пациента посреди коридора и бежать ко мне. Я просто хочу строить планы. Сколько ещё ждать? Час, два, сутки?

Сраженный наповал моей наглостью, сотрудник звонит М.М.:
- Тут ваша пациентка планы желает строить. Спрашивает, когда Вы подойдёте? Да, конечно, могу. Хорошо.

И далее он обращается уже ко мне:
- М.М. попросила меня Вас посмотреть, а она подойдёт. Вас это устроит?
- Да, вполне, а Вы кто?
- Я – Х., старший научный сотрудник.
- Очень приятно.

Доктор Х. осматривает меня, а в это время появляется третья обитательница этого кабинета с пациенткой.

Доктор Х сообщает мне результаты осмотра.
Они неутешительны:
- Вы ещё не в том возрасте, чтобы сидеть и ничего не предпринимать. Вам необходима радикальная операция, а иначе Вас ждёт вот это.
На экране монитора моему вниманию предлагаются картинки-страшилки, на которых жутким образом деформированные пальцы стоп.
- Стоит операция ()()()()().
- Не это главное. В чём она состоит?
- Вот эти кости надо сломать. Вот сюда вставить стержень. И тем самым будут устранены причины Вашего плоскостопия.
- А сроки реабилитации?
- 12 дней в стационаре. Листок нетрудоспособности 2 – 2, 5 м-ца.
- Ну, это нереально…

Тут появляется «собственная» пациентка старшего научного сотрудника. А спустя пару минут входит и «моя» М. М.

Итак, нас в небольшом кабинете ШЕСТЕРО.

Первым делом М.М. бросается к телефонному аппарату. Докладывает руководству о передвижениях именитого пациента:
- Петя, да ничего у него нет. Болезнь называется старость. Ну, он жалуется на руки. Да, снимки ему делают. Ну, хорошо, будем лечить, раз так. Я его направлю к Y. Он такими проблемами занимался…

Кладет трубку и здоровается со мной:
- Ну, что?
Ответить я не успеваю, так как звонит телефон.
М.М. берет трубку. Судя по всему, на проводе её давняя пациентка.
- Как я поживаю?
Далее следует довольно подробный отчёт. Все присутствующие в кабинете вынуждены его прослушать. Потом М.М. извиняется перед телефонной собеседницей за краткость контакта и снова обращается ко мне:
- Ну что?

Моя попытка ответить пресекается на корню:
- Не надо ничего говорить, я всё вижу. Я этим 40 лет занимаюсь. Всё, что Вы скажете, мне известно.
- Но…
- С этим можно жить. Вот смотрите на мои ноги. И ничего.
- Но…
- Живите спокойно, ничего не надо делать! Всё понятно?
Причем, моего ответа вопрос не предполагает.

Забираю несколько рецептов на ортопедические товары, рекламный проспект одной из фирм, поставляющих эти товары на наш рынок, отдаю деньги за консультацию и в полной растерянности выхожу из кабинета...

Елена С.»

Сообщение на форум phlebo-union от 21 ноября 2005:

«Моя ортопедическая эпопея состояла отнюдь не только из визита в центральное ортопедическое учреждение. Сейчас расскажу.
- А зачем нам, флебологам, знать про Ваши ортопедические приключения? - спросите вы.
- А это не про ортопедию, а о методах общения с больными – отвечу я. И продолжу.

В один прекрасный день по совету флеболога я отправилась на консультацию к ортопеду, надеясь получить у него рекомендации по лечению своей неизлечимой болезни – плоскостопия.
Путь лежал в один из спальных районов Москвы, в поликлиническое отделение рядовой муниципальной больницы.
Мой географический кретинизм общеизвестен, но в тот раз я побила все рекорды.. .
Изучив карту, я не смогла распознать поворот с Марксистской ул. на 1-ю Дубровскую. Поэтому вместо 20 минут ехала на прием 2 часа.

Поскольку я опаздывала к назначенному времени, то периодически звонила доктору. А он всякий раз терпеливо объяснял мне, куда ещё можно свернуть, чтобы попасть в нужную точку. Наконец приехала.

Должна сознаться, что никогда не бывала в муниципальной поликлинике спального района. Количество пациентов, желающих попасть на приём, и атмосфера в коридорах меня, мягко выражаясь, изумили. Я вспомнила высказывания доктора Жердева.

Пока поднималась на 3-й этаж, в центр амбулаторной хирургии, учитывая всё увиденное, определила для себя жанр – медицинский экстрим.
А вот и нужный кабинет. На двери надпись: ортопед, к.м.н. Б.

Вхожу. За столом сидит доктор - человек лет 35-37, на столе перед ним стоит пузырек чернил Parker. Сам доктор перьевой ручкой названной фирмы заполняет истории болезней. С учётом того, что в муниципальном учреждении все бланки напечатаны на рыхлой газетной бумаге, его деятельность - зрелище сюрреалистическое.

- Что ж, - подумала я, - только ради этого стоило потратить 2 часа!

Осмотр, беседа, обсуждения вариантов лечения. Их было предложено три:
ничего кроме ортопедических стелек не предпринимать;
сделать реконструктивную операцию, которая в течение нескольких месяцев неузнаваемо изменит мою стопу;
и как компромисс операция, которая ликвидирует последствия, но, увы, не исключает рецидива, поскольку не устраняет причин деформации.
На компромиссный вариант требуется 2 недели.
Я сразу же честно призналась доктору, что в обозримом будущем не смогу выделить несколько месяцев на коренное изменение моей стопы, а вот о компромиссном варианте подумаю. И, возможно, где-нибудь в конце февраля этот вариант реализую. (Действие происходило в первых числах октября).

Нет, я не зря потратила 2 часа на дорогу! Представляете, доктор Б. выдал мне заключение. С подписью, треугольной печатью муниципального учреждения и круглой своей личной печатью. Это заключение было написано им собственноручно перьевой ручкой Parker!

Уже на обратном пути я задумалась:
- А почему собственно конец февраля? Может быть, сделать это в начале ноября, учитывая, так называемые праздники?
Несколько дней изучала форумы, звонила в ортопедические учреждения, выслушивала мнения знакомых. Знакомые в один голос отговаривали…

Позвонила доктору Б. и сказала, что если операция сможет состояться 2 ноября, то я готова сдавать анализы. Договорились о дне. В конце разговора я по привычке сказала, что накануне позвоню, чтобы убедиться, что доктор на месте.
- Я Вам сам позвоню, если у меня что-то изменится, - ответил доктор Б.
- Что Вы, врач больше нужен пациенту, чем пациент врачу, - произнесла я заученную на форуме флебологов фразу.
- Нет. Врач и пациент одинаково нужны друг другу, - возразил доктор.

Я сдала анализы. Поговорила с бывшей пациенткой доктора Б., перенесшей подобную операцию несколько лет назад.
- Доктор Б. – наш любимый доктор! – резюме её монолога.

Потом я поехала на консультацию в одно из центральных ортопедических учреждений. Она описана в моём предыдущем сообщении.
Консультация эта ещё больше утвердила меня в моём решении довериться доктору Б., т.к. ничего нового по сравнению с тем, что он сказал мне ранее, там не услышала. Хотя я понимала, что операционные центрального ортопедического учреждения оснащены не в пример муниципальной поликлинике.

Как происходила операция? Это – тема отдельного сообщения. Если одним словом – экстрим!
Что происходило после?
Доктор Б. звонил и спрашивал о моём самочувствии.
- Наверное, пациентов у него немного, - подумаете вы про себя.
Ошибаетесь, их достаточно.
Я знаю, что доктор Б. не жалует интернет, поэтому признаюсь: он – одно из моих самых сильных положительных медицинских впечатлений последних лет! А работает - то в муниципальной медицине!
Так что, спасибо флебологу, меня к нему направившему!

Елена С.»

Сообщение на форум phlebo-union от 12 февраля 2006:


«Не собиралась снова возвращаться к этой теме, но окончание (я надеюсь) моей ортопедической эпопеи дало мне, тертому калачу, повод снова задуматься О КОРПОРАТИВНОЙ ЭТИКЕ И МЕТОДАХ ОБЩЕНИЯ С БОЛЬНЫМИ.

После ортопедической операции, которая описана в одном из моих предыдущих сообщений, доктор Б. прописал мне ортопедические стельки.

Изготовить их по рецепту доктора Б. мне должны были в названном самим доктором Б. медцентре.

Медцентр расположен на одной из ответвляющихся от Профсоюзной улиц. Стараясь избежать пробок, я записалась на субботу. Из-за этого мне пришлось сократить свою традиционную субботнюю прогулку, какие-то дела или передвинуть.

Я провела в кабинете ортопеда С., специалиста по стелькам, чуть более получаса. Что-то он измерял в моей стопе с помощью линейки, а что-то с помощью компьютера.

- Когда будут готовы стельки? – спросила я.
- Через неделю.
То, что стоят они 3000 руб., и получать их я должна лично, мне было известно заранее.

В следующую субботу я снова приехала в медцентр. Мне были предъявлены не сами стельки, а их заготовки. Форма этим заготовкам придавалась при мне с помощью моей стопы.

Я сказала доктору, что если сочту эти стельки удобными, то закажу ещё 2 комплекта – один для спортивной обуви, а другой для обуви на каблуках. Он воспринял моё намерение благожелательно: дал номера своих мобильного и домашнего телефонов, и сказал, что мне нужно будет подъехать по другому адресу. Территориально мне это было даже удобнее.

В один из морозных январских дней я отправилась за стельками по новому адресу. Две пары были изготовлены в моём присутствии за 35 минут!
- Сколько я Вам должна?
- Отдам две пары за 4000руб.

Разумеется, я не стала торговаться, лишь спросила:

- Зачем же Вы гоняли меня за предыдущей парой два раза?
- Это политика медцентра.

Горько могу констатировать – это чудовищно. Как можно так распоряжаться чужим временем?!!

Я предпочла бы заплатить откат доктору Б. на месте в двойном, тройном размере!!!

Честнее было бы за деньги сообщить мне телефон стелечника. Напрямую, минуя это жулье из медцентра!

Уважаемые доктора, придумайте что-нибудь с этими откатами! Просто кошмар какой-то.
Почему вы не допускаете, что для многих самый ценный ресурс – время!!!

Елена С.»



© 2006—2011 «Дуремар АФР»
Создание сайтов — веб-студия ITSoft